Записки маловера

Вперед, к мечте.

Наконец-то наступил год, в котором сложился необходимый баланс времени, здоровья и накоплений для осуществления моей большой мечты – поездки в Дивеево. Уже куплены билеты, но тревога не покидает меня. Как сказал один святой: «Страх Божий – это первое препятствие на пути греха, не дающее греху проникнуть в нашу душу». У меня же на душе был другой – человеческий страх перед Судом Божиим за навороченный ворох грехов перед поездкой.

Регистрация пройдена. Ждем. Никогда волнение не охватывало так мою душу…

…Аэропорт мне напоминает ад – куча бутиков, в которых почти ничего не покупается, куча народу ходит бесцельно; все в себе – какое-то ощущение пустоты. Если бы не дети, периодически, со смехом, играющие в машинки – тоска смертная… И вернуться назад ты уже не можешь. В прошлый раз эта резервация вполне официально носила название «отстойник».

 

Все самолеты приземляются…

А самолет действительно летел страшновато. Но мое место было у иллюминатора, и это все компенсировало.

Вокруг так нереально красиво – необъятная ни умом, ни взглядом Красота! А внизу живоносные извилистые сосуды речушек, холмы, легкие пушистые облака и черные тени от них. О наличии в нижнем мире людей узнаю по правильным многоугольникам земельных лоскутов. Как Господь над всем этим господствует и как Он видит душу каждого? Как знает нужду каждого? Как Он успевает за каждым? – Уму непостижимо! Диво-дивное! Чудо-чудное! Облака – это отдельная история – как прекрасна эта белая пушистая надмирность! Как хорошо! …Но как всегда, в этот, кажущийся спокойным мир, врывается зона турбулентности. Также и мои греховные мысли нещадно рушат установившийся покой…

Наш самолет где-то с полчаса щекочет нервы пассажиров, как-будто совершая пируэты на военном параде, или уворачиваясь от снарядов внезапно налетевшего Мессершмитта. Воздушные ямы и периодический крен самолета видны невооруженным глазом в иллюминатор и давят резкой сменой давления. «Все самолеты приземляются…» — вспоминается шутка моей коллеги. Почти физически ощущается хорошее молитвенное напряжение в салоне самолета. И я не преувеличиваю. Боюсь и люблю эти моменты перед посадкой. Ты просто каждой клеточкой чувствуешь единый поток просьб к Богу о благополучном приземлении… И лишь только шасси самолета касается посадочной полосы, слышу выкрик на выдохе 13-летней девочки-подростка: «Слава Тебе, Господи!». Это была настоящая молитва без юношеской издевки или тени юмора. И моя (про себя): «Слава Тебе, Господи..». Почему-то мы, взрослые, зачастую стесняемся говорить вслух о Боге.

 

Теплый прием и и горячий обед

Москва меня встречала улыбающимся лицом моей недавней знакомой, так неожиданно появившейся накануне паломнической поездки.

Слава Тебе Господи!

А еще меня ожидал свежий, еще горяченький, и от души приготовленный обед, с учетом требований первого дня поста. Всегда удивляюсь таким радушным людям, которые так тепло и душевно относятся к малознакомому человеку…

 

Храмы –мученики

Едем в Китай-город, в Воскресенских воротах которого стоит дорогая сердцу часовня Иверской иконы Божией Матери. На душе хорошо. На улице слышно гарканье доморощенных песенников, отчего приходится закрывать двери в часовенку, чтобы хоть как-то сохранить благоговейную атмосферу, подобающую Царице Небесной. К началу чтения акафиста песняры уходят – в храме воцаряется легкая прохлада и ничем не отвлекаемая молитва к Пречистой.

Уходить не хотелось, но… время.

Иверская икона Божией Матери – икона-мученица. По преданию, однажды некий разбойник ударил ее мечом, и тогда из лика Богоматери исторглась кровь, доселе видимая на иконе. Разбойник покаялся и окончил свою жизнь среди братии Иверской обители, пребывая в подвиге строгого поста и молитвы… И одноименный храм во вратах Красной площади – своего рода мученик – призывая к святости, вынужден существовать рядом с торговыми палатками, балагурными песнярами, шутами-скоморохами в виде Сталиных, Лениных и прочих неоднозначных особ истории государства Российского. Впрочем, ряженные в русские сарафаны девки, и парни в вышитых косоворотках меня неизменно умиляют.

Подходим к еще одному современному храму-мученику – собору Покрова Пресвятой Богородицы, больше известного как собор Василия блаженного – он словно расписной терем с разноцветными разногранными куполами из далекой родной русской сказки. С 1991 года Покровский собор находится в совместном пользовании Государственного исторического музея и Русской православной церкви. Богослужения здесь совершаются только в воскресные дни и на второй день Светлой седмицы. Перед собором – статуя Минина и Пожарского, более 300 лет назад поднявших народ и собравших ополчение на защиту родной Руси от польских интервентов. Как бы подивились сегодня наши могучие и духом, и телом предки на своих оскудевших потомков, коих здесь не так уж и много. Сегодня на Красной площади тьма китайцев, активно осваивающая туристические маршруты России. Время позднее, возвращаемся домой… Завтра долгожданная до трепета в душе встреча с родными – преподобным Сергием и Радонежскими святыми.

 

Троице-Сергиева Лавра. В гостях у преподобного.

Сергиев Посад. 15 минут неспешной ходьбы, и мы на Блинной горе, с которой открывается прекрасная панорама великой общерусской святыни – Троице-Сергиевой Лавры.

Спешим приложиться к мощам преподобного Сергия Радонежского – объединителя Руси, и поныне врачующего души и телесные недуги приходящих.

Нескончаемая очередь ничуть не смущает – написав записочки, присоединяемся к веренице паломников. За время медленного продвижения можно успеть помолиться, рассматривая высокие, с потемневшими древними росписями, намоленные своды Троицкого собора; чтение акафиста преподобному настраивает душу на размеренный лад и молитву. Но суетливое сознание усиленно сопротивляется, выхватывая образы прихожан, фрагменты росписи иконостаса, горение свечей, хочется быстрее достигнуть заветной цели – раки с мощами преподобного Сергия…

Идем в Успенский собор с массивными ярко-синими куполами, усеянными золотыми звездами, давно ставший визитной карточкой Троице-Сергиевой обители. Храм большой, и, в основном службы, проходят здесь. На фронтоне красуется золоченая надпись «Ведомому Богу». Мы – счастливые люди! Нам не нужно блуждать по ареопагу, дожидаясь апостола Петра, чтобы узнать Истинного Бога. Мы уже имеем это сокровище – знание о Нем. В жизни каждого христианина наберется не менее десятка случаев явной помощи Божией и Его святых угодников. Только почему-то лень, суета, нерадение смывают эти проблески твердой веры и духовной радости. И я вновь представляю жалкое зрелище – ветвь, ветром колеблемую… Мое непостоянство – источник уныния и жизненных искушений.

Нас застает время обеда – торговые ларьки и небольшие закусочные, где в постные дни продается постная еда, позволяют не особо печься о хлебе насущном, но если есть время, лучше сходить в недорогую и полноценную столовую при Александровской гостинице, за пределами Лавры, в 7-15 минутах ходьбы.

Мне еще нужно определиться с местом для ночлега – эта мысль не дает покоя, даже святость этого места и почти физически ощутимое присутствие благодати, не могут вытеснить из моей головы беспокойство и нежелание положиться на волю Божию, к тому же еще есть достаточно времени.

…На вопрос гостиничного консьержа, рассматривающего мое удостоверение: «Из какого конкретно города в Казахстане?», не задумываясь, отвечаю: «С Капчагая!». На что ловлю недоуменный взгляд своей попутчицы: «Ну кто здесь, в России, в Подмосковье, знает про наш Капчагай?!». Но мой ответ нисколько не смутил работника гостиницы: «Это недалеко от Алматы? А я родом с Семипалатинска…» Завязался разговор, где я добавляю, что наш храм освящен в честь Ксении Петербургской, что только еще больше оживляет собеседника и делает беседу по-родственному теплой.

С легкой душой возвращаемся в Лавру, чтобы обойти все храмы и приложиться к святыням. Трапезный храм необычной архитектуры (площадью более 500 м2, являющаяся одним из самых больших помещений своего времени, перекрытых сводом без промежуточных опор), свое «прозвище» он получил из-за братской трапезной на нижнем этаже; главный придел храма освящен в честь Сергия Радонежского, а два малых – в честь Серафима Саровского и Иоасафа Белгородского. Совсем рядом стоит неприметная малая церковка, освященная в честь явления Божией Матери преподобному. Гармоничный небольшой храм в честь Святого Духа был закрыт на реставрацию – в нем находятся мощи преподобного Максима Грека, много потрудившегося для духовного просвещения России и претерпевшего немало искушений. В надкладезной часовенке набираем вкусной родниковой воды. Раздается колокольный звон с самой высокой колокольни в России — ее высота – 88,5 метра. Сейчас звонница насчитывает 23 колокола, вместо 42 – до революции. (скачать запись) Колокольный звон. можно слушать бесконечно, особенно праздничную последовательность перезвонов.

…Заслушавшись напоминающего былинного богатыря священника, присоединяюсь к небольшой кучке паломников и «случайно» попадаю в «Никонову палатку» – сокровищницу православных святынь и мощей угодников Божиих – здание зеленовато-бирюзового цвета пристроенное к приделу, освященному в честь Никона Радонежского (позади Троицкого собора).

Ну и, конечно же, какой паломник без иконной лавки?! Здесь огромный выбор икон и литературы, облачения и предметов для совершения таинств; повседневная одежда – мужские рубахи на старорусский манер, женские длинные платья, юбки – для тех кто «забыл» про них дома.

За вратами Лавры в специально отведенных местах можно приобрести пуховые шали, павло-посадские платки, гобелены и, конечно же, расписные экземпляры горячо любимой всеми русской матрешки. Некоторые продавцы из торговых ларьков активно продвигают свой товар китайским туристам на их родном языке. С какой легкостью мы беремся за изучение иностранных языков и довольно успешно преодолеваем поставленную планку, и как тяжело бывает понудить себя на изучение церковно-славянского языка и богослужения. Прости меня, Господи!

Особое место в жизни Троице-Сергиевой Лавры занимает Иоанно-Предтеченский надвратный храм. Здесь обыкновенно проходит исповедь многочисленной армии паломников. Для исповеди кающихся выделяется 5-7 священников, основательно выслушивающих скорбное покаяние пришедших. Время идет медленно. Но торопиться никуда не хочется.

В первой половине дня в Троице-Сергиевой Лавре огромное количество снующих, фотографирующих, бурно обсуждающих увиденное, туристов из Китая; но вполне возможно, что в недалеком будущем они станут настоящими паломниками. В самом Китае уже отмечается рост числа христианских общин. На ранние службы и братский молебен, начинающиеся с 5.30, а также на вечернее богослужение приходят в основном верующие паломники, в это время в храмах особый молитвенный настрой и атмосфера. Как и везде, преобладающее большинство в храмах – женщины.

Разнообразие женских лиц, незаретушеванных однотипным мейкапом, и, самое главное, — просветленных духовными размышлениями – диковинка в современном мире, и заслуживает особого внимания. Тайком рассматриваю, порой, по настоящему прекрасные лица жен, в чьих руках судьба России – воспитание маленьких россиян.

 

Троице-Сергиева Лавра. Неслучайная встреча

Где-то здесь трудится бывшая прихожанка нашего храма теть Оля (парикмахер), но телефона ее у меня не было, и рассчитывать на случайную встречу за неполные три дня не приходилось. Но маленькая надежда теплилась. Тем более что помимо прекрасной архитектуры, намоленности и ощущения явной благодати, есть еще одна особенность святых мест – здесь исполняются все твои желания. По крайней мере, так было у меня.

Вечерняя служба в Успенском соборе. Красоту лаврского богослужения с громогласным и проникновенным пением братского хора, разливающимся по сводам древних прикоснувшихся к вечности храмов, можно описать одной фразой послов князя Владимира: “Мы не знаем, где мы были, на небе или на земле…” Душа ликует…

Елеопомазание… Говорят, что в монастырях службы намного длиннее, но здесь это не ощущается. Возвращаюсь на «свое место». Из многолюдия верующих мой взгляд выхватывает маленькую фигурку женщины, идущую в мою сторону и, по обыкновению большинства прихожан, неторопливо растирающую на лбу след начертанного елеем креста… наши взгляды встретились… И если мое ожидание было вполне оправданно, то тетя Оля явно была не готова к такой неожиданной встрече, о чем многозначительно говорили ее округлившиеся глаза. Дальше были теплые родственные объятия, приглашение в гости…

 

Троице-Сергиева Лавра. Пора расставания

Пребывание на святом месте – санаторий для души. Хотя, на мой взгляд, назвать это паломнической поездкой, значит сильно преувеличить. Для меня идеальный паломник – это тот, который соответствует этому наименованию и душой, и телом. А когда в твоей сущности разгул страстей и греховных мыслей, с которыми ты худо-бедно пытаешься бороться и побед не маэшь. Что тут говорить?

Как ни грустно, но приходится расставаться – еще раз оббегаю храмы, спешу приложиться к мощам преподобного Сергия, и …на электричку!

 

Третьяковка

Это светское заведение в моей паломнической поездке стояло отдельным пунктом. Центр притяжения в этой огромной картинной галерее – «СВЯТАЯ ТРОИЦА» Андрея Рублева (ученика преподобного Сергия Радонежского), размещенная в зале Древнерусского искусства. Мне кажется, возле нее можно стоять часами. Даже человек, не владеющий азами Православия, почувствует сверхъестественное Участие в ее творении.

Спас Нерукотворный, иконы Божией Матери Византийского письма с по-настоящему живым взглядом Небесной Заступницы, иконы Дмитрия Солунского, архистратига Михаила, апостола Петра и Павла и многих святых…

В этом зале, среди иконостасов и икон чувствуешь себя как в древнерусском храме – связь времен ощутима очень сильно. Поэтому никого не смущает крестное знамение посетителей.

Реставрация, требующая реставрации

Здесь же, рядом, есть электронная демонстрация вариантов отреставрированных икон.

Не хочу осуждать, но скажу, что многие современные реставраторы – скорее всего малообразованные люди, и уверены в том, что владение техникой живописи – залог успешной реставрации. А то, что древнерусские иконописцы, такие как Андрей Рублев, Феофан грек, Дионисий, Даниил Черный и другие писали больше духом – это в расчет не берется. Не менее 40 дней иконописец накладывал на себя пост, прежде чем взяться за такое боговдохновенное дело.

Сегодняшние реставраторы далеки от этого, и как результат – полный крах. Из 5-ти продемонстрированных бездушным компьютером икон, подвергшихся «реставрации» более менее сносно выглядит лишь одна(!). Остальные безнадежно испорчены псевдоиконописной мазней современных реставраторов. Причем это видно невооруженным глазом. Испорченное настроение лечится повторным кругом по древнерусской сокровищнице Третьяковской галереи. Вспоминаю стихи:

Дионисий.
Синие выси.
Храм шатровый на берегу.
Он раздвинул его, возвысил
Кистью.
Как – понять не могу!

Надмирность икон в этих холодных темных залах (того требует специфика хранения шедевров русского искусства) врачует и душу, и тело…

Кстати, со священником в зал Древнерусского искусства могут пропустить по хорошей скидке. Но мною билет был приобретен по полной цене, поэтому бегло осматриваю всю экспозицию. Ох, уж эта скаредная жилка!

Русь уходящая

Отдельно хочется отметить монументальную картину «Три богатыря» В.Васнецова. И то, что открывается вашему взору – совсем несравнимо даже с самой большой и качественной репродукцией из книги, – картина занимает полную стену одного из Третьяковских залов и просто поражает своей величественностью. Кучка престарелых туристов-немцев физически сжалась, разглядывая родных моему сердцу Богатырей. А внутри – ликование и гордость за силу духа и красоту своих предков, за православную Рассеюшку-Россию! Может, очнемся мы – нынешние потомки этих славных сынов России, и воспрянем крепкие в своей вере во Единого!

…Не буду, пожалуй, утруждать читателя перечислением близких по духу картин Верещагина, Грабаря, Саврасова и других, но замечаю одно – на мой взгляд – в Третьяковке недостаточный уровень знаний у персонала. Это можно выхватить из некорректных названий некоторых произведений, скудных высказываний экскурсоводов – все это небо и земля, по сравнению с тем, что давала нам в школьном детстве, влюбленная в свой предмет, преподаватель Истории изобразительного искусства. Грустно…

Вкусив сладкое, не захочешь горького

Стрелой миную экспозицию Врубеля – почему-то ему отведено несколько больших залов. Почему в наше время какая-то нездоровая тяга ко всему болезненному, падшему?… Фу, на душе тяжесть и сожаление о потраченном времени. Перед уходом снова с головой окунаюсь в зал Древнерусского искусства. «Пресвятая Троица, спаси нас!»

 

Арзамас

По своему неразумию затягиваю покупку билета на Арзамас до последних часов, и, как естественный, ответ милого кассира: «Билетов нет!». СВ, купе и прочий люкс-класс меня не устраивает. И тут я узнаю про сидячие места – 6 часов оказались настоящей пыткой, хотя царских кровей в моему роду не наблюдалось… В соседи попался разговорчивый одессит, работающий в России. Удивляет его незлобие и доброжелательность, хотя и говорит он со мной на украинской мове, преследования русскоязычного населения на Украине горячо отрицает. О Киево-Печерской Лавре знает, знает в общих чертах и о святынях Карпат, но далек от Церкви и веры в Бога. Его простота и добродушие заронила надежду – может, воспрянет и по настоящему оживет братская Украина, когда большинство простых адекватных людей придут к вере…

Станция Арзамас. Минуя таксистов, иду к автобусу.

Остановка «Соборная площадь» — исторический центр и средоточие святынь города. Храмы Никольского монастыря, Благовещенская церковь, Церковь живоносного источника, Церковь иконы Божией Матери Казанская, а в центре возвышается величественный собор в честь Воскресения Господня. Язык экскурсовода назвал бы Воскресенский собор доминантой архитектурного облика Соборной площади, да и всего города в целом. Храм очень красив в своей монументальности, отреставрированный белоснежный фасад только подчеркивает его величие. Храм летний. Внутри находится самая известная и почитаемая православная святыня Арзамаса – Животворящий Крест Господень. Приложившись к нему, физически ощущаешь тепло и трепет. Необычно внутреннее оформление собора – все фрески-росписи выполнены в монохромной технике, в серо-коричневатой светлой гамме. Щемяще-неприятное чувство оставили огромные шляпки железных гвоздей, вбитые по углам больших старинных икон, видимо со времен советского атеизма. Как мне показалось, внутрь храма реставрация пока не добралась.

В самом Арзамасе меня не оставляло немного жутковатое ощущение, что все вокруг знакомо, и что вот-вот из-за угла старинных двухэтажных зданий в конце улицы, по булыжной мостовой двинется красная маевка со знаменами, и выкриками агитлозунгов… Уже потом узнаю, что здесь снимались кадры к фильмам советского периода, которые вероятно и засели во впечатлительном детстве.

Но вернемся к белоснежному красавцу собору, есть в нем что-то притягательное, видимо архитектор вложил всю душу в свое детище, призванное послужить многим потомкам в обретении и укреплении веры в Господа Нашего Иисуса Христа. Тогда еще, в 1988 году, будущий Патриарх Алексиий II, посетив Воскресенский собор, назвал его «Жемчужиной в грязи». И сейчас внутреннее убранство храма оставляет впечатление запущенности.

…На вокзале, в ожидании автобуса, разговорились с одной женщиной, которая подробно и с любовью к родному краю поведала обо всех святынях Арзамаса.

Надо сказать, что эти разношерстные мимолетные встречи оставляют самые теплые впечатления…

За представителя своей национальности меня приняла башкирская бабушка:

– Ты из наших?! ))))

– А вы откуда?

– Из Башкирии.

– Нет, я из Казахстана, – что поделаешь – гены, гены! )))

И совсем неожиданно – старая цыганка, прямиком направляясь в мою сторону, только в шаге от меня, поняла, что обозналась. После краткого разговора «напророчествовала»:

– Характер у тебя бесхитростный – будь похитрее. А еще впереди тебя ждут перемены!

Первое, конечно, было комплиментом, свидетельствующим о непрозорливости новоявленной «родственной» души – хитрить по жизни приходилось, и порой довольно удачно. Каюсь. Ну а пророчество о переменах – это ход конём ))). Каждую секунду в моей жизни что-то меняется, да и цель жизни любого христианина – ПЕРЕМЕНА – МЕТАНОЙЯ – ПРЕОБРАЖЕНИЕ. Дай мне, Господи, прикоснуться к Славе Твоей!… Лень пожирает меня аки змий, но ветхих помышлений и дел своих не отступаю… Но или хощу, или не хощу – спаси мя, Господи!

…Подъехал незамысловатый ПАЗик с долгожданной табличкой.

Около часа пути. И вот оно – родное Дивеево!

 

Дивное Дивеево.

Дивеево – особое место, как для России, так и для меня. В юношеском возрасте, прочитав, что даже дьяволу эта обитель будет не по зубам, в душе заронилось тайное желание – обязательно туда попасть. Спустя не одно десятилетие этому суждено было сбыться. Благодарю Тебя, Господи, что сподобил жить в такое дивное время – родиться и прожить начало пути в царящем безбожии, присутствуя на уроках политпропаганды; юношеские годы выпали на возрождение матушки Церкви и веры в народе; а сейчас, я имею возможность видеть расцвет монастырей и Дивного Дивеева в том числе.

Долгожданная встреча с монастырем оказалась для меня настоящей сказкой. Если даже фотографии передают ту окрыляющую легкость и небопричастность Дивеевской обители, то впечатления наяву нужно возвести в тысячную степень, а может и выше. «В сто тысяч триллионов раз», — как говорили мы в детстве. Ощущение – как будто на входе тебе выдали крылья, если и покидало, то ненадолго, на протяжении всего пребывания в обители.

Мое посещение Дивеева, несмотря на давнее намерение, было немного спонтанным, но, видимо, молитвами преподобного мое нерадение о духовной подготовке к поездке было компенсировано ценными и своевременными советами хозяйки, у которой довелось остановиться. Будущим паломникам настоятельно советую перед посещением святыни, зайти на сайт Дивеевского монастыря, где даже есть страничка «10 советов, как провести день в Серафимо-Дивеевском монастыре».

Молитва в храмах начинается в 5:30 утра и заканчивается около 8 вечера. Литургия, вечерня, утреня, молебны, панихиды, соборование – вы можете посетить каждую из этих служб. Храмы во время богослужений почти всегда переполнены, поэтому бывает и так – если ты «проспал свое счастье», то придется слушать службу через громкоговоритель на улице. В Дивеево, как и во всех православных храмах, стало больше мужчин – еще три года назад среди паломников, за редким исключением, были одни женщины. Сейчас картина изменилась. Что не может не ободрять, но их все еще очень-очень мало.

…Минуя Казанскую церковь и Рождества Христова, спешу в длинную, мерно двигающуюся очередь к левому нижнему приделу Троицкого собора, чтобы приложится к мощам батюшки Серафима. Продолжаю разглядывать стены храма, радужные в своем многоцветье клумбы, сень водосвятной часовни, лица паломников…

Когда мы подходим к святым мощам, словно стирается грань времен. Телом, пребывая здесь и подавая нам утешение и помощь, дивеевские святые духом предстоят пред Престолом Божиим в непрестанных за нас молитвах. Они соединяют земную Церковь с Небесной, свидетельствуют о существовании бессмертной души и вечной жизни. Святые оставляют людям свои мощи как источник радости.

Здесь же в левом приделе, где покоятся мощи батюшки Серафима, в остекленной витрине находятся его вещи: епитрахиль и поручи, кожаные рукавицы, бахилы, лапти, мотыжка, очки, одежда и план будущей Дивеевской лавры, собственноручно нарисованный батюшкой. По милости Своей Господь сподобил прикоснуться к обуви преподобного, открытой на краткое время.

В правом нижнем приделе Троицкого собора находится список иконы Божией Матери «Умиление», перед которой молился и коленопреклоненно скончался батюшка Серафим. Царица Небесная изначально и доныне является Верховной Игуменией дивеевской, а настоятельницы считаются Ее наместницами. Дивеево – святая земля, которую Царица Небесная взяла в последний, четвертый, Свой удел, сказав это основательнице монастыря матери Александре Дивеевской (Мельгуновой): «Я осную здесь такую обитель Мою, равной которой не было, нет, и не будет никогда во всем свете. Это четвертый жребий Мой во Вселенной. И как звезды небесные и как песок морской умножу Я тут служащих Господу Богу и Меня Приснодеву, Матерь Света, и Сына Моего Иисуса Христа величающих; и благодать Святого Духа Божия и обилие всех благ земных и небесных, с малыми трудами человеческими, не оскудеют от этого места Моего возлюбленного».

В храме Рождества Пресвятой Богородицы находятся святые мощи первоначальницы монастыря преподобной Александры, преподобных Марфы и Елены. А в Казанском соборе вы сможете приложиться к ракам со святыми мощами дивеевских блаженных – Пелагии, Параскевы и Марии, и преподобномученицы Матроны (Власовой).

 

Дивное Дивеево. «Послушание – выше поста и молитвы.»

Здесь, в Дивеево, вам не нужно искать, где потрудиться – послушание само найдет вас. В первую очередь все паломники спешат приложиться к главной святыне Дивеевской обители – мощам преподобного Серафима Саровского. А очередь, как правило, длинная или очень длинная. И пока ты стоишь, молишься или просто зеваешь, к паломникам ненавязчиво обращаются:

– Братья и сестры! Кто хочет потрудиться – помочь фасовать сухарики или чистить подсвечники?!

Казалось бы на это предложение, памятуя слова Божией Матери «…кто послужит дивеевским сестрам ради Господа, тот помилован будет пред Богом» и слова преподобного Серафима «Кто для моей обители потрудится, — для того сам лично послужу!» должно ринуться пол очереди, за исключением тех, кто спешит приложиться к мощам перед отъездом. Но… не тут-то было. Единицы паломников отделяются от заветной цепочки, чтобы потрудиться во славу Божию.

Мне повезло – времени было предостаточно.

Сухарики.

Итак, вы спешите в таинственную фасовочную, где по пакетикам раскладываются сухарики, освященные посредством старинного котелка батюшки Серафима. Здесь вы хорошенько моете руки, садитесь за длинный стол, выслушиваете паруминутный мастер-класс по фасовке, и принимаетесь за работу. По окончании которой вы непременно получаете небольшой подарочек – открыточку, календарик или сухарную крошку. Причем «плата» для всех одинаковая – кто потрудился один или четыре часа. Правда, сразу вспоминается Евангелие от Матфея, где работники первого и одиннадцатого часа были уравнены одинаковой зарплатой?

Свечи.

Послушание на подсвечниках между службами заключается в раскладывании свечек из свечных ящиков по ранжиру – здесь тоже обязательно дается краткая инструкция. После вечерней службы шпательками и тряпочками паломники-добровольцы тщательно очищают подсвечники и место вокруг них для завтрашней службы. Самое завораживающее – это следить за горящими свечечками во время службы. Конечно, об углубленной молитве во время этого послушания речи быть не может (хотя, лично я не могу похвастать этим и в другое время) – нужно своевременно ставить свечи из свечного ящика, при этом оставляя местечко для жертвы паломников, попутно убирая оплавляющиеся комочки воска и маленькие огарочки. Всё, как и в любом храме, но ты – у ПРЕПОДОБНОГО (!). И службу священнику помогают читать сестры; море паломников вокруг, молитвенное настроение и …Радость!

Яблоки, или опыт с детства.

Также вас, слоняющихся по территории обители, могут позвать на резку яблок или чистку чеснока и лука. Кстати, если бы Дивеево находилось в Казахстане, оно непременно бы называлось Алма-Атой ))). Яблоками разных сортов Дивеево просто усыпано! И монастырский сад – не исключение. Самовольно рвать яблоки, естественно, нельзя. На послушании вам опять же дают ёмкий мастер-класс, и вы сидите, быстро и, по возможности, качественно выполняете свою работу.

Одни паломники уходят, выполнив свою миссию посильного послушания, другие занимают их места… Напротив меня сидела шумная и, по видимому, дружная семья – отец, мать и двое ребятишек. И когда новая партия паломников хотела втиснуться в их ряды, мужчина полушутя ответил: «Нас нельзя разделять! Мы – семья!» Как мало мы сегодня ценим семейные узы, а ведь это благословение Господне. Почему мы частенько обижаем ближних? И не хотим потерпеть обиды от них? Хотя бы так, как терпим от малознакомых людей. Только Господь знает, сколько нам осталось жить рядом друг с другом…

Две девчушки лет 9-ти старательно режут яблочки; белокурую, в веснушках, зовут Варя. И тут одна из них выдает:

– У меня опыт с детства – резать яблоки на варенье.

– И у меня есть опыт с детства! – подхватывает другая.

Весело. Как нам порой не хватает этого доброго багажа трудолюбия и любви к ближнему, прививаемого благоразумными родителями с детства.

Кухня.

Самое тяжелое, на мой взгляд, послушание – это трапезная и все, что с ней связано. По воле преподобного попадаю и сюда. Мне дается «непочетная» миссия – следить за столами – смахивать со стола накопившиеся крошечки и разлитый по неосторожности супчик. Из-за большого наплыва паломников в субботу (трапезную в эти дни посещают более 2 тысяч человек) пришлось заступить на пустующую смену по разборке и чистке грязной посуды – самое благодатное место в трапезной, тебе достаются все благодарения: «Спасибо!», «Спаси, Господи!», «Все было очень вкусно!» и т.д., хотя ты стоишь за этой стойкой около часа и не имеешь ни малейшего отношения к приготовлению.

По благословению батюшки Серафима здесь кормят паломников бесплатно. Но если вы привыкли к кулинарным изыскам, к вашим услугам многочисленные ларечки с блинчиками, булочками, пирожками и прочими яствами.

Впрочем, многие паломники не ценят бесплатного подаяния от рук преподобного Серафима, и в отходы летит множество недоеденного хлебушка и каши. Заведующая трапезой монахиня, увидев такое расточительство, всплеснув руками, сокрушенно начала причитать:

– Когда голод настанет, нами же вспомнится каждый выброшенный кусочек! Разве так можно?!

Накормив более 2 тысяч паломников, помощники садятся за трапезу, где нам достались малосольные огурчики с кашей и по дольке ароматного арбуза.

Сосновый бор.

У конца канавки монахиня предлагает съездить на часок в лес за сосновыми иголками. Соглашаюсь, не раздумывая. Хвоя сосны и ели – хорошее удобрение для растений и отличный «пестицид» органического происхождения. Заходим за инвентарем (перчатки, ведра, мешки, грабли), по пути к автобусу набирается еще с десяток добровольцев. Едем в сторону монастырского скита, сходим на «остановке» «Сосновый бор». После короткого инструктажа начинаем работать – наша задача собрать 30 мешков – в среднем по 3 мешка на человека.

Хвойный запах природной здравницы бодрит и оздоровляет легкие. Работа спорится. Среди нас 12-летний мальчик – ни в чем не уступает взрослым в скорости исполнения послушания. Норму мы слегка перевыполнили – 32 мешка, которые благополучно загружаются в автобус. Среди нас оказались заядлые грибники, и два огромных гриба – груздь и лисичка на несколько минут становятся хитом спонтанной фотосессии.

На душе тепло и весело. Да и легким легко! ))) Возвращаемся в обитель с ощущением причастности к чему-то возвышенному (горнему).

 

Дивное Дивеево. Памятка.

В Троицком соборе, где лежат мощи преподобного Серафима Саровского, у входа, как и в каждом современном православном храме, висит незатейливая памятка о том, как нужно вести себя на службе. Не разговаривать – ни между собой, ни по телефону; женщинам и мужчинам одевать подобающую одежду – женщинам быть в юбке ниже колена, а мужчинам отказаться от шорт в пользу брюк…

Выхожу из храма на улицу и глазею на витрину с иконами и сувенирами. Вдруг из открытых дверей храма, перебивая служебное чтение сестер, пробился истошный крик. В голове мелькает страшная догадка. Этот крик пробирает даже с экрана телевизора, а вживую впечатлительным людям – хорошая встряска.

На улицу вышла женщина средних лет, бережно обнимая за плечи юную девушку лет 15-18, в черных обтягивающих брюках. Девушка кричала, поднимая руки к лицу. Они пошли по направлению казанских ворот и все это время страшный вопль вырывался из гортани молоденькой девчушки. Мать как могла, успокаивала ее. Но что тут сделаешь? Господь говорил: «Сей род изгоняется постом и молитвой…». И наверное никто от этого не застрахован… Помоги, Господи, нам, грешным, Отыми от нас помыслы блуда, гордости, зависти, злобы и самомнения. Не даждь мне обидеть Тебя и святых Твоих словом, делом и помышлением…

Последний выкрик мучавшейся девушки раскатистым эхом ударил в свод Казанской колокольни и с новой силой обрушился на стоящих возле ларьков паломников. Многие стали креститься.

 

Дивное Дивеево. Канавка.

За алтарем Преображенского собора берет начало Канавка Божией Матери – священная тропа, по которой «стопочки Царицы Небесной прошли». В конце Канавки построены Благовещенский собор и часовня во имя преподобного Серафима Саровского. Сразу хочу оговориться, что земля Канавки – священна, и обращаться с ней нужно с благоговением, если же пока такового нет, по возможности соблюдать правила обращения со святыней. О ЗНАЧЕНИИ СВЯТОЙ Канавки преподобный Серафим говорил: «Кто Канавку эту с молитвой пройдет, да полтораста Богородиц прочтет, тому все тут: и Афон, и Иерусалим, и Киев!» Здесь утоляется всякая скорбь, и сердце наполняется радостью. И люди всех возрастов неспешной молитвенной вереницей идут по заветной тропочке – кто с четками, кто с детьми, кто с тяжелоболящими, кто босиком… Обхожу родительницу с ребенком на коляске, а на середине Канавки мерно двигается инвалидная коляска с престарелой бабушкой… Человек начинает свою жизнь не умеючи ходить и заканчивает – не могучи. Укором звучит мысль: «А у тебя две ноги, только зачастую они идут не тем путем, который предназначил им Господь..». Конец Канавки. Слава Богу пока еще не конец жизни… Малодушие, трусость, лень и гордость – снова и снова парализуют и без того слабые ростки духовного почина. Но пока есть силы подниматься после падений – нужно идти вперед.

 

Дивное Дивеево. Источники.

Источник преподобной Александры и Иверский.

В целебных водах дивеевских источников желающие купаются в любое время года и по вере получают облегчение от душевных и телесных недугов. Возле самого Серафимо-Дивеевского монастыря есть несколько источников. Самые ближние из них – Иверский и преподобной Александры Дивеевской. Пейзаж здесь просто чудо – кажется, что именно здесь В.Васнецов писал свою знаменитую «Аленушку». Дикие уточки, развлекают склонившихся к воде мальчишек. Деревья свесили свои массивные ветви в речку Вичкинзу, бережок сплошь покрыт густой травой.

Источник преподобного Серафима Саровского.

О происхождении источника близ поселка Цыгановка местные жители рассказывают, что сам батюшка Серафим явился на берегу реки Сатис – там, где проходило ограждение объекта, расположенного на территории Саровского монастыря. Был преподобный старец в белом балахончике и с посохом в руках. Трижды он стукнул посохом о землю – и образовались три ключика. При этом батюшка сказал, что сюда будут приходить люди и получать исцеления.

В начале 80-х годов власти распорядились засыпать источник. Подогнали мощный трактор, но он неожиданно сломался. Пока ждали, когда привезут новую деталь, из леса появился старичок, назвал тракториста по имени и сказал: «Не засыпай мой источник». Под впечатлением от этой встречи рабочий долго не мог починить трактор. А к концу дня технику перегнали на другой объект.

На Серафимовский источник мы добираемся на монастырском ПАЗике, в соседки мне попалась разговорчивая пожилая женщина из Владивостока(!). Чтобы ощутить масштаб предпринятого пенсионеркой путешествия приведу лишь цифры: от Алматы до Дивеева по прямой – 2741 км, а по трассе – 3582 км; от Владивостока до Дивеева напрямую – 5802 км, а расстояние дорогами – 8808 км!!!

Моя тщедушная жилка проснулась вместе со страхом обострения не так давно перенесенной болезни, поэтому с необыкновенным покоем и наполняющим душу детским счастьем просто смотрю на окунающихся в ледяную воду ребятню и взрослых; отовсюду слышаться радостные восклики. Деревянные срубы купелей как родные вписываются в девственный пейзаж природы. Благодать…

 

Дивное Дивеево. Муром, Санаксары и Суворово.

К сожалению, на момент моего последнего посещения обители, были отменены экскурсионные рейсы в Муром, Санаксары и Суворово – у монастыря на дальние поездки было вето от местных властей, из-за отсутствия комфортабельного автобуса, на который сейчас ведется сбор пожертвований.

Муром.

Поэтому, если к вашему приезду в Дивеево, бытовые проблемы ближнего паломничества будут решены; ваша душа будет трепетать от счастья, посетив Муромские монастыри и приложившись к благодатным мощам Петра и Феврониии в Свято-Троицком женском монастыре; и к мощам равноапостольного князя Константина с чадами Михаилом и Федором (крестителей Мурома), находящихся в благовещенском мужском монастыре.

Незабываемые впечатления оставит очень ухоженный Преображенский мужской монастырь в Муроме, где есть свой мини-зоопарк. Особым местом притяжения является звонница, выходящая на реку Оку, откуда колокольный звон разливается по воздушной глади, над гладью водной, напояя души животворящим слово-звоном. Здесь же расположена «общественная» звонница с множеством разномерных металлических бил, издающих звон, очень похожий на колокольный. Терпеливый монах объяснит на практике азы звонарной науки, а заодно, между делом, преподаст наставления к жизни духовной. На территории монастыря есть трепетное место – костница – с неизменным: «Мы были такими как вы, и вы станете такими же, как мы…». А еще огромный участок земли, обтянутый канатом, как минное поле – здесь продолжают извлекать останки живших до разорения обители насельников. И…, конечно, что меня всегда радует – почти всегда и почти везде, в «красном углу» наша родненькая святая блаженная Ксеньюшка. И надо видеть, как озаряются улыбкой лица людей, когда ты говоришь, что в твоем городе, под Алма-Атой, храм освящен в честь блаженной Ксении.

Санаксарский монастырь.

Санаксарский монастырь расположен в живописном месте Мордовии – он почти со всех сторон окаймлен рекой Мокша. При этом, несмотря на еще продолжающуюся реставрацию, очень сильно ощущается «намоленность» каждого камешка стен этого монастыря. Огромная необычная икона Божией Матери, завораживающая своей простотой служба, монахи, некоторые из них напоминают отшельников или блаженных, словно сошедших со страниц древних житописаний.

Купив иконы праведного воина Феодора Ушакова и его дяди – преподобного Феодора Санаксарского, случайно слышу — рядом женщина ищет того, кто бы приложил к мощам икону Феодора-воина в золотистом окладе, купленную ею для своего вновь открывшегося небольшого храма в честь этого святого в Санкт- Петербурге. Следую за ней. Нас отправляют искать какого-то монаха – им оказался тот чудаковатый обросший инок, который смущал мой блуждающий на литургии ум. Увидев нас, он начал чем-то громко стучать, а услышав о нашей просьбе, не очень ласково указал, куда мы должны спуститься.

Мы переглянулись и пошли; ждать себя странноватый спутник не заставил. Но когда мы зашли в нижний храм с мощами преподобных, то там – совершенно другая атмосфера, благодать и благоухание духа, если так можно выразиться. И тут происходит неожиданное – черноризец открывает своим заветным ключиком мощи преподобного Феодора-воина и его дяди – Феодора Санаксарского, и поочередно прикладывает приобретенные мной иконы, а затем икону петербурженки, и… предлагает приложиться нам(!) к открытым мощам!

Слава Тебе, Господи! За все Твои милости и благодеяния к недостойной душе моей!

И только потом, выйдя из усыпальницы и из состояния легкого наваждения от маленькой цепочки неожиданных событий, осознаю, что наш юродивый проводник у мощей был совсем другим – он не шмыгал, не громыхал нарочито, не делал резких движений – это был величественный в своей мирной степенности монах… Прости, Господи, что мы приоткрыли тайну внутреннего делания этого инока.

Уезжая, еще долго вспоминалась старинная, но такая живая красная Санаксарская обитель, окаймленная синей гладью реки и ароматный запах астраханских арбузов, предлагаемых здесь на трапезе…

Суворово.

Суворово – это село встречает вас статуей великого русского полководца-генералиссимуса Александра Васильевича Суворова, который, к слову, никогда здесь не был, и довольно большой белой церковью Успения Божией Матери. «Где сердце ваше – там и сокровище ваше…» – утверждение Христа в Нагорной проповеди справедливо для большинства российских городов и сел. Слава Тебе, Господи! Здесь находятся мощи четырех(!) дивной жизни подвижниц: Евдокии, Дарьи, Дарьи и Марии, принявших мученическую смерть во время правления советской власти, и причисленных к лику святых деяниями Архиерейского собора только в августе 2000 года. Мощи двух из них благоухали через замочную скважину от стекла, прикрывающего святыни.

…Из окна автобуса объектив выхватывает спокойные величественные виды бескрайних зеленых просторов с домиками и белеющим храмом – Красота! Теперь понимаю, почему Пушкин, Бунин, Шмелев, Левитан, Шишкин и многие, многие другие могли вырасти только в России…

 

Дивное Дивеево. Расставание.

Вот и пролетели счастливые, дышащие святостью денечки. Воскресенье. Сегодня – последний день моего пребывания в родном Дивеево. После литургии с грустью еще раз обхожу вокруг все святыни монастыря – канавку Божией Матери, мощи преподобного, места упокоения дивеевских святых и непрославленных насельниц, благодетелей, священнослужителей; снова и снова любуюсь воздушными храмами, пытаясь каждой клеточкой впитать благолепие и святость этого места… Конечно в моем дырявом сосуде все это растеряется в короткий срок, но и малые крупицы будут согревать скучающую душу, отрывая ее от земных забот и греховных блужданий… выхожу за ограду монастыря, глазами ищу вороного коня, давно ставшего непременным атрибутом моего пути по дороге в монастырь и обратно. Погода ясная, цветущее разнотравье также радуется последнему летнему теплу, а мне грустно. Над алыми цветами мальв нежно вспорхнули три белых кружащих мотылька и, танцуя, одним им и Богу, ведомый танец, стали подниматься вверх, в синее небо.

Смотрю на них, не спуская глаз – на эту парящую троицу белых мотыльков цвета чистоты, пока совсем не теряю их из вида… До свидания, мое любимое Дивеево! Надеюсь, мы еще увидимся и, возможно, я встречу тебя в облике Дивеевской Лавры, который впервые приимет женская обитель по пророчеству преподобного Серафима.

Воспоминания нашей прихожанки Светланы Степной