Без объединения. Пять главных выводов после создания Православной церкви Украины

Сегодня в Киеве завершился межцерковный собор, на котором создали Православную церковь Украины (ПЦУ).

Ее главой в чине митрополита стал Епифаний Думенко – митрополит Переяславский и Белоцерковский УПЦ Киевского патриархата. Правая рука Филарета.

Именно Епифаний поедет в Стамбул получать автокефалию из рук патриарха Варфоломея – своего нового церковного начальника. С ним туда отправится и Петр Порошенко, который хочет «закрыть гештальт» и окончательно прослыть президентом не только безвиза, но и Томоса.

Правда, праздновать окончательную и бесповоротную победу президент вряд ли будет. Ведь его первоначальный план продвинуть на пост предстоятеля «в доску своего» человека провалился. А главное – крупнейшая религиозная конфессия Украины – УПЦ МП так и осталась в стороне от церковных телодвижений Порошенко. От нее на собор пришли только два человека (правда, с доверенностью еще человек на 10).

Другими словами, новая церковь не будет самой большой в Украине. Да и, по большому счету, не будет и автокефальной, так как по принятому Уставу она очень плотно подчиняется Стамбулу (подробнее об уставе можно прочитать здесь).

Все это, конечно же, не помешало Порошенко с пафосом назвать учреждение еще одной религиозной конфессии в Украине «историческим событием». Ну а мы решили разобраться, что же произошло на самом деле.

«Страна» делает пять главных выводов из сегодняшнего собора.

1. Собор не стал объединительным

Скорее он является учредительным. Хотя изначально идея была другой – собрать максимум иерархов из всех православных церквей Украины. И как бы слить их в одну.

Однако от УПЦ Московского патриархата, вопреки чаяниям автокефалов, приехали не 10, не 6, а только два митрополита. Тому виной было три фактора. Во-первых, слишком грубое давление, которое СБУ начала оказывать на священников этой конфессии – власти явно пережали, за короткое время создав им образ мучеников. Уголовные дела, допросы и обыски посыпались как из рога изобилия. Но возымело это обратный эффект.

Во-вторых, в Московском патриархате прекрасно понимали расклады на соборе – что шансы возглавить церковь у представителя Киевского патриархата очень высоки. Однако идти под руководство «раскольника» не хотели даже те иерархи УПЦ МП, которые симпатизируют самой идее церковной независимости (таковых в церкви еще как минимум четверо).

К слову о независимости – это стало третьей причиной неявки. Ведь реально из Московского патриархата им предлагалось перейти в Константинопольский. С куда меньшей степенью автокефалии, чем у МП в Украине есть сейчас.

Таким образом де-факто объединились все те же раскольничьи УПЦ КП и УАПЦ. Которые уже и так несколько лет пытались это сделать – правда, ни Порошенко, ни Варфоломей тогда почему-то им не помогали.

В итоге украинское православие, которые раньше представляли в основном УПЦ МП и Киевский патриархат (обе покрывали 99% приходов), теперь представляют та же УПЦ МП и новая вывеска для церкви Филарета – ПЦУ.

То есть для украинской власти это пока не качественное изменение православной карты Украины. Зато для Константинополя – огромная победа. Вселенский патриархат, несмотря на громкое название, имеет сейчас всего 3200 приходов. С появлением дочерней ПЦУ Варфоломей прирастает еще 10-12 тысячами действующих храмов. Даже в рамках «старых» УПЦ КП и УАПЦ.

Довольно жалкое зрелище представляла из себя и массовка, которую власти собрали около Софии – сюда по разнарядкам автобусами и поездами свезли бюджетников со всей страны. Что также говорит о том, что у новой церкви проблема в главном – в верующих.

Кроме того, новая структура стартует уже с довеском в виде ряда проблемных епархий, которые сейчас курируют «перебежчики» из МП Симеон и Драбинко. Но тут победу праздновать рано – их украинской власти еще надо поставить под свой контроль.

2. Религиозный конфликт уже стартовал

В той же Виннице, которую представляет вышедший из УПЦ МП митрополит Симеон, уже созданы предпосылки для религиозного конфликта. В день собора кафедральный храм этого города захватили неизвестные.

Ряд лояльных к Симеону людей начал подготовку к переводу храма в новую юрисдикцию. Некоторых священников не пускают на рабочие места.

Происходил захват так. 13 декабря в кафедральном соборе состоялось собрание общины, которое приняло решение перейти в единую поместную церковь. Костяк общины (необходимая для легитимности собрания десятка) был сформирован из лично преданных Симеону прихожан.

При этом объявление о собрании на службах не оглашалось. Поэтому о нем не знало подавляющее большинство прихожан.

В настоящее время собор открыт для посещения и молитв, но входы и выходы из него контролируют люди спортивной наружности. У них же находятся ключи от собора и ворот.

Одновременно руководитель священников Винницкого района (благочинный) Дорофей призывает свой клир на всенощное бдение в кафедральный собор. По информации «Страны», на самом деле стоит задача создать большинство на завтрашней службе, когда на нее придут возмущенные постоянные прихожане из числа горожан. Таким образом сторонники Симеона смогут перевести храм в новосозданную церковь.

При этом стоит отметить, что Винницкое сельское благочиние – одно из двух благочиний Винницкой епархии, которые поддержали автокефальные устремления Симеона. Остальные семь поддержали Онуфрия.

То есть большинство приходов, скорее всего, выступит против Симеона, что может вылиться в конфликт, которому не помешает даже введенное в Виннице военное положение.

Поэтому «прирасти» новыми церковными владениями у ПЦУ быстро не получится. Хотя государство в лице Порошенко и СБУ, конечно, будет всячески этому способствовать, провоцируя тем самым столкновения на религиозной почве.

3. Неудавшийся план Порошенко

Именно чтобы избежать обострений на местах (или свести их к минимуму) Петр Порошенко и пытался продвинуть митрополита Симеона на пост главы новой церкви.

Об этом сегодня уже рассказывала «Страна». По нашей информации, за Симеона даже собирали письменные «доверенности» других иерархов УПЦ МП, которые всеми правдами и неправдами избегали собора. Несмотря на давление СБУ.

План президента заключался в том, чтобы показать «свою» новую церковь – как именно объединенную. И назначение представителя УПЦ МП на высший пост в ней давало гаранту множество козырей. Главный из них – облегчение процесса перевода церковной собственности Московского патриархата в юрисдикцию новой церкви.

Симеон-предстоятель как минимум дезориентировал бы паству УПЦ МП, которую было бы легче расколоть. Ведь именно позиция общины в итоге определяет, в какую церковь переходит тот или иной храм.

Однако избран был человек Филарета, а не Порошенко. Главная причина – провал плана по «заводу» в ПЦУ большого числа иерархов из УПЦ МП. Так как их пришло всего несколько, то численный перевес «филаретовцев» оказался слишком велик.

В итоге Симеон получил на 20 голосов меньше. Впрочем, теперь ему уготован приз за участие: он стал постоянным членом Синода новой церкви. Как и двое других – митрополит УАПЦ Макарий и экс-патриарх Филарет. Остальные девять членов Синода будут переизбираться каждый год.

Но это явно не то, что может побудить священников канонической УПЦ МП переходить в ПЦУ под начало «филаретовца» Епифания.

С точки зрения УПЦ, к слову, ничего в церковной жизни страны не поменялось – и Филарет, и Макарий, и Епифаний, согласно позиции церкви Онуфрия, – это раскольники, которые так и не покаялись. Отличие лишь в том, что теперь к ним присоединилось еще несколько иерархов (точнее, уже бывших иерархов) УПЦ.

4. Филарет и победил, и проиграл

Патриарх Филарет выглядит в этой истории, наверное, главным проигравшим. Нет человека в Украине, который бы так долго ждал церковной легализации, как ждал ее Филарет.

Но после ее наступления он потерял ранг и главы церкви, и действующего патриарха (ему сохранили звание «почетного патриарха»), да и сама церковь (пусть и непризнанная никем) де-факто прекратила существование. Хотя, как бы к нему ни относиться, эту церковь он создал. И на нынешний собор именно она прислала максимальное число делегатов.

Без Филарета вообще не было бы никакого Томоса – его просто некому было бы просить. А лично Порошенко его бы никто не вручил.

Победа же Филарета состоит в том, что он таки смог продавить своего человека на пост главы ПЦУ. Пользуясь авторитетом у своих архиепископов, которых, как уже говорилось, на соборе было более 70%. И Варфоломей вынужден был уступить – иначе в силах Филарета было просто заблокировать весь процесс.

С другой стороны, вечно блокировать бы не вышло – сказывалось давление Банковой, да и своих же епископов, которым надоело быть православными «сепаратистами», нерукопожатными во всем мире. И глава Киевского патриархата, в свою очередь, тоже уступил – снял свою кандидатуру с выборов и согласился на подчиненное положение новой церкви Константинополю.

5. Что будет дальше? 

Несмотря на все шероховатости, после создания ПЦУ и получения Томоса перед украинской властью откроются новые возможности.

О них буквально сегодня на Софийской площади намеком сказал Петр Порошенко. Он заявил, что государство поможет общинам, которые пожелают уйти из «российской церкви» и перейти в «украинскую» (хотя здесь было бы корректнее сказать – в стамбульскую).

Переход общины из одной церкви в другую возможен только с храмом – законодательство это позволяет. Это значит, что президент пообещал на государственном уровне помогать отъему храмов у УПЦ МП.

И противостояние вокруг них уже, скорее всего, не помешает президенту. Во-первых, оно уже не сорвет Томос. Во-вторых, может мобилизовать вокруг Порошенко националистический электорат, оттягивая его у Тимошенко. В-третьих, бесконечные разборки вокруг храмов помогут отвлечь внимание украинцев от социально-экономической катастрофы.

А если конфликт с верующими УПЦ МП выйдет на серьезный уровень – с включением силовой компоненты, то и это на Банковой смогут повернуть в свою пользу. Например, продлить военное положение (или даже расширить его на всю страну), чтобы перенести выборы. Это по-прежнему является желательным вариантом для Порошенко, чьи рейтинги может не поправить даже Томос.

Впрочем, все это – лишь один из сценариев, который объективно могут прорабатывать у президента. При всей своей внутренней логичности, он чреват большой кровью внутри Украины. Ситуация, разогретая таким образом, может выйти из-под контроля и похоронить под своими обломками не только рейтинг Порошенко, но и всю страну.

21:42, 15 декабря 2018

Источник: СТРАНА.ua