Евангельское чтение — Притча о талантах

«Умоляем вас, – пишет Апостол, – чтобы благодать Божия не тщетно была принята вами».

Значит, цель христианской жизни – не в том, чтобы получить, «стяжать» некую «благодать», но чтобы благодать эта была принята «не тщетно», то есть не напрасно, не впустую. Благодать же, это – свободный Божий дар. И каждый человек, кроме того, что он сотворен, кроме того, что он искуплен Христовой Кровью, имеет еще и другие дары. Один, например, с детства не скажет грубого слова, не повысит голос; для другого просто немыслимы блудные грехи; третий готов всегда и все сделать для ближнего. В сегодняшней притче эти дары сравниваются с талантами, которые некий господин поручил своим рабам, ожидая, что возвратясь, получит свое с прибылью.

Дело в том, что безгневный может быть блудником, независтливый – пьяницей, а бескорыстный – убийцей. Но Господь же говорил, что нарушающий одну заповедь нарушает весь закон. И кто об этом помнит, тот не будет уповать на то, что у него есть. Перед его глазами всегда будет то, чего у него нет. Про то, что есть, он как бы забывает, как бы отдает это торгующим; все это работает само по себе. Но то, что он приобретет трудом, терпением, непрестанной молитвой – он положит к ногам Господа. И хотя в своем тру де он как бы забывал про полученное даром, но тут он первым делом с благодарностью скажет: «Господин! пять талантов ты дал мне». А потом со смирением прибавит: «вот, другие пять талантов я приобрел на них». И хозяин, радуясь за него, скажет: «Хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего».

Так в притче поступили два раба. А третьему тоже дано, и дано строго по его силе. И если бы он хоть один талант принёс на один, то и он бы заслужил похвалу. Но этот раб, прекрасно зная, чего ждёт от него господин, сознательно не принимает его законов. Он видит, как поступают верные рабы, и это ему противно. Очевидно, он по совести считает, что обязан отдать только то, что в него вложено: «Господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнёшь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошёл и скрыл талант твой в земле; вот тебе твоё». Иными словами: ты дал мне лишь это, а ждёшь ещё и того, на что не дал сил и к чему не вложил расположения. И поэтому я только твоё считаю справедливым от дать тебе. Ты же ещё должен признать мою правоту и даже похвалить мою прямоту и принципиальность.

А господин ответил: «Лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы моё с прибылью». «Итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у не имеющего отнимется и то, что имеет». Потому что, действительно, приобретающий в поте лица одни добродетели, и сам не замечает, как попутно приобретает ещё и другие.

А строптивому рабу господин как бы говорит: «Будь ты хоть семи пядей во лбу, но я – твой господин по природе. И как бы ты ни казался себе правым, но живёшь ты на моей земле, и мне принадлежишь. А в моих владениях – мои законы, и других не может быть».

В Божьем мире – только Божьи законы, как бы я к ним ни относился. И как я могу спорить с Богом? «Ибо Он не человек, как я, чтоб я мог отвечать Ему и идти вместе с Ним на суд! Нет между нами посредника, который положил бы руку свою на обоих нас» (Иов. 9, 32-33). Так восклицал праведный Иов, которому Бог дал очень много, и от которого получил очень большое приращение.

И нет у нас другого пути, как познать Божью волю и выполнить её. И не можем мы укорять Его и обвинять во зле. Потому что и самоё добро – это не что иное, как то, что нам повелевает Бог. А зло – это лишь то, что Он нам запрещает. А за лукавой «принципиальностью», действительно, часто скрывается обычная лень.

Протоиерей Вячеслав Резников

 

Благословенная обида и Рождество Богородицы

Обида – одна из самых неприятных вещей на свете. Никто не любит, когда его обижают. И поэтому умение переносить обиды невозмутимо и даже благодушно всегда очень высоко ценилось в христианстве, да и не только в христианстве.

Отец Алексей Мечев говорил своим духовным чадам, чтобы каждый вечер, молитвенно оглядываясь на прошедший день и благодаря Господа за все доброе, радоваться более не о том, что удалось с Его помощью совершить хорошего, а о том, что, если был обижен кем-то, то сумел не обидеться, не рассердиться, не ответить на обиду обидой. Вот это, по его мнению, особенно ценно.

А преподобный Иоанн Лествичник учил считать потерянным каждый день, когда не был никем обижен и не имел возможность перенести эту обиду с кротостью. Ничто так не украшает человеческую душу.

Но... легко сказать!

Кротость, однако, не единственный правильный способ отреагировать на обиду. Есть пример, когда именно обида стала причиной одного из важнейших и драгоценнейших событий истории человечества. Событие это – Рождество Пресвятой Богородицы, которое мы сейчас празднуем.

Рождение каждого человека – бесценный дар Бога миру. Каждая супружеская чета, держа в руках этот дар, должна с благоговением трепетать перед тайной: «Кем станет это дитя?» Ведь каждый рожденный призван принести в этот мир что-то новое, что-то неповторимое. Как горько, если этого не про-изойдет! И еще горше, если принесет в мир что-то злое и разрушительное.

Будет ли этот дар действительно даром или же проклятьем – неизвестно, во многом это зависит от родителей, от их воспитания, примера, молитвы, но в любом случае каждый новорожденный младенец несет в себе надежду. И тот, кто этого дара по той или иной причине не получил, всегда страдает.

Это страдание особенно больно переживалось в ветхозаветном Израиле. Здесь оно воспринималось как знак богооставленности, как нечто недостойное и позорное, воспринималось окружающими, как указание на какие-то тайные грехи бездетных супругов.

В таком положении до определенного времени и были Иоаким и Анна, те, в чьи руки Господь послал самый прекрасный Свой Дар – Пречистую Деву Марию. Но Дар этот они приняли после долгих лет ожидания, которое с годами казалось все более безнадежным.

Нет сомнения, что все эти годы супруги молились, но, казалось, не слышал их Бог. Однако, если Бог не отвечает на молитву, это никогда не означает, что Он ее не слышит.

И здесь мне хочется еще раз напомнить одну важную духовную истину. Бывает, человек чего-то горячо просит у Бога и не получает просимого. Когда ответа на нашу молитву нет долгое время, мы можем поступить двояким образом.

Одни из нас оставляют молитву. «Все равно Бог не слышит, что толку просить!» – рассуждают они. Другие же, напротив, воспри-нимают это, как знак необходимости усилить молитву. Вспомним слова Спасителя: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мф. 7, 8–9).

Ну а если все-таки не отворяют? Здесь возможно два ответа: первый – некому отворять; второй – плохо стучу. То, какой из ответов мы выбираем, является показателем нашей веры. Все мы не раз молились, но молились ли мы хоть раз!

На молитву Иоакима и Анны дан был ответ тогда, когда она достигла наивысшего накала. А что послужило этому? Обида!

Предание рассказывает, как Иоаким пришел в храм принести жертву, и был отвергнут первосвященником. «Ты не принес по-томства Израилю!» И так горько и обидно стало Иоакиму, «и не пошел он к жене своей, а ушел в пустыню, поставил там свою палатку и постился сорок дней и сорок ночей, говоря: не войду ни для еды, ни для питья, пока не снизойдет ко мне Господь, и будет мне едою и питьем молитва».

Узнав об этом, Анна оплакивает свое бесчадие, а теперь и вдовство. А тем временем служанка ее оскорбляет свою госпожу, попрекая ее бездетностью. И это оскорбление, эта обида придает молитве женщины новую силу.

Предание повествует об этом так: «И, подняв глаза к небу, увидела на дереве гнездо воробья и стала плакать, говоря: Горе мне, кто породил меня? Какое лоно произвело меня на свет? Ибо я стала проклятием у сынов Израиля, и с осмеянием меня отторгли от храма. Горе мне, кому я подобна? Не подобна я пти-цам небесным, ибо и птицы небесные имеют потомство у Тебя, Господи. Не подобна я и тварям бессловесным, ибо и твари бессловесные имеют потомство у Тебя, Господи. Не подобна я и водам этим, ибо и воды приносят плоды у Тебя, Господи. Горе мне, кому подобна я? Не подобна я и земле, ибо земля приносит по поре плоды и благословляет Тебя, Господи».

И вот на такую молитву ответ наконец пришел. И какой ответ! Однако повторим, обрела ли бы молитва Иоакима и Анны ту силу, тот накал, если бы не обида!
Благословенна эта обида! Знаю не один случай, когда именно что-то очень обидное пробудило в человеке такую энергию, такое горение, что удалось начать по-настоящему молиться и совершить нечто действительно ценное.

В случае с Иоакимом и Анной тот жестокосердный первосвященник и та грубая служанка, о которых говорит предание, сами того не ведая, сделали благое дело не только этим бездетным супругам, но и всему человечеству. Это, конечно, не означает, что мы тоже должны кого-то обижать в надежде на нечто подобное. Но вот, когда нас обижают...

Вспомним, что благословенной может стать всякая обида, если пробудит в нас желание усилить молитву и побудит душу еще горячее просить, настойчивее искать и громче стучать в Небесные Двери.

Протоиерей Игорь Гагарин

 

Святитель Феофан Затворник: Об отношении к житейским делам

Без дела как быть? Будет грешная праздность. И работать что-нибудь надо, и кое-какие по дому хлопоты исполнять. Это долг Ваш. И внешних отношений пресечь нельзя. Надо держать их, и держать достодолжно. Это долг общежития человеческого. Но все такого рода дела и занятия можно и должно справлять так, чтобы они не отбивали мысли о Боге. Как же это?

Есть у нас поверье, и чуть ли не всеобщее, что коль скоро займешься чем-либо по дому или вне его, то уже выступаешь из области дел Божеских и Богу угодных. Оттого когда породится желание жить богоугодно или зайдет речь о том, то обыкновенно с этим сопрягают мысль, что уж коли так, то беги из общества, беги из дома в пустыню, в лес. Между тем и то и другое не так. Дела житейские и общественные, от которых зависит стояние домов и обществ, суть Богом определенные дела, исполнение их не есть отбегание в область небогоугодную, а есть хождение в делах Божеских.

Имея такое неправое поверье, все так уж и делают, что при житейском и общественном и заботы никакой не имеют о том, чтобы думать о Боге. Вижу, что это поверье и Вами владеет. Извольте же отбросить его и убеждение возыметь, что все, что Вы делаете по дому и вне, по делам общежития, как дочь, как сестра, как московка теперь, есть Божеское и Богу угодное. Ибо на все сюда относящееся есть особые заповеди. Заповедей же исполнение как будет неугодно Богу? Своим поверьем Вы точно делаете их неугодными Богу, потому что исполняете их не с тем расположением, с каким хочет Бог, чтобы они были исполняемы. Божеские дела не по-Божьему у Вас творятся. Они и пропадают даром, и еще от Бога ум отбивают.

Исправьте же это и отселе начинайте все такие дела делать с сознанием, что так делать заповедь есть, и делайте их, яко заповедь Божию исполняюще. Когда Вы так настроитесь, то ни одно дело житейское не отдалит Вашей мысли от Бога, а, напротив, приблизит к Нему. Все мы – рабы Божии. Каждому Он назначил свое место и дело и смотрит, как кто исполняет его. Он везде есть. И за Вами Он смотрит. Содержите сие в мысли и всякое дело делайте, как бы оно было поручено Вам прямо от Бога, каково бы это дело ни было.

Так делайте дела по дому. А когда кто совне приходит или сами выходите вовне, держите в мысли в первом случае, что Бог Вам послал то лицо и смотрит, по-Божьему ли Вы его примете и к нему отнесетесь, а во втором – что Бог поручил Вам дело вне дома и смотрит, так ли Вы сделаете его, как Он хочет, чтоб Вы его сделали.

Если настроитесь так, то ни домашнее, ни внедомовое – ничто не будет отвлекать ума Вашего от Бога, а, напротив, будет держать при Нем, с соображением, как бы сделать дело приятно Богу. Все будете делать со страхом Божиим, а сей страх будет поддерживать неотступное внимание к Богу.

А то, какие дела по семье и вне оной угодны Богу, это извольте уяснить хорошенько, взявши в руководство книжки, в которых излагаются должные здесь дела. Хорошенько уясните, для того чтобы в нынешних житейских и общественных порядках отделить от достодолжного все то, что внесено сюда суетностью, страстями, человекоугодием и мироугодием. Но от всего этого после изъявленной Вами решимости жить богоугодно Вы, конечно, и без особых напоминаний устранитесь.

Кроме сказанного поверья, прививается к делам нашим еще некая, назову так, немочь. Это – забота. Что всякое дело, сознанное достодолжным, надо делать со всем усердием – это есть долг, огражденный страшным прещением: проклят всяк, творяй дело Божие с небрежением. Но забота, или многозаботливость, точащая сердце и покоя ему не дающая, есть болезнь падшего, который взялся сам устроить свою судьбу и мечется во все стороны. Она разбивает мысли и даже на том деле, о котором хлопочет, не дает им сосредоточиться. Так вот извольте вникнуть и, если найдете, что и Вас одолевает иногда эта забота, потрудитесь прогнать ее и не давать ей хода. Усердие к делам имейте и, делая их со всем тщанием, успеха ожидайте от Бога, Ему посвящая и самое дело, как бы оно мало ни было,- а заботу подавляйте.

Сделайте так – и Ваши занятия и дела житейские не будут Вас отвлекать от Бога. Помоги Вам, Господи!