О ЖЕНЩИНАХ, СТАВШИХ БОЛЬШЕ МУЖЧИН

Третье воскресенье после Пасхи посвящено не апостолам или известным святым, прославленным великими деяниями и подвигами, а самым обычным женщинам, чьи истории и служение укладываются всего в несколько Евангельских строк. Эти женщины неотступно следовали за любимым Учителем и выполняли обычную рутинную женскую работу, знакомую любой современной хозяйке: стирали, прибирали, готовили еду и покупали все необходимое. Среди них была Мария Магдалина, из которой вышли семь бесов, и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили Ему имением своим (Лк. 8:2-3). Иоанна, жена домоправителя при дворе Ирода, служила любимому Учителю своим богатым имением, это она сохранила голову казненного по наущению Иродиады Иоанна Предтечи, схоронив ее на Елеонской горе. Мария Клеопова, родственница Христа, предположительно жена Клеопы, брата Иосифа Обручника. Сусанна, про которую известно только то, что она служила Христу имением своим, то есть была богатой женщиной, помогавшей апостолам деньгами. И Мария Магдалина, за свои труды прославленная как равноапостольная. Как известно из Евангелия, за ее пламенную веру ей первой явился Воскресший Господь.

Их служение Христу мало отличаюсь от того, что они делали дома, но Церковь прославляет их наравне с апостолами и чудотворцами. Причем не апостолам и аскетам была открыта самая великая тайна новой веры – Воскресение Христово, а этим простым женщинам, тихо выполнявшим свое негромкое безыскусное служение.

День Жен-Мироносиц – торжество женской жертвенной, нерассуждающей любви над прагматичным мужским разумом. К этому дню вели самые скорбные и страшные обстоятельства в жизни зарождающейся Церкви. Учитель был распят, апостолы разбежались, Тело Христа было сокрыто во гробе, заваленном огромным камнем, возле которого была выставлена вооруженная стража. Что сделали бы мужчины, окажись в подобной ситуации? Пошли бы за товарищами и вооружились до зубов, чтобы перебить стражу. И прихватили бы с собой инструменты, чтобы отвалить огромный камень от гроба. Но мужчин рядом не было – мужчины забыли о смелости и долге и попросту разбежались, а эти обычные слабые женщины просто знали: им надо пойти и помазать Тело любимого Учителя драгоценным миром. Остальное их мало интересовало. Они шли и рассуждали между собой: «Кто же нам отвалит камень от гроба?» И, не находя ответа, просто по-женски верили, что все как-то само собой разрешится.

Любой мужчина, окажись он в их компании, устал бы взывать к их разуму и сошел бы с ума. А они просто верили и шли. И когда пришли ко гробу, стража оказалась спящей, камень – отвален, а на гробе сидел… ангел, который сказал, чтобы они поспешили к апостолам и возвестили великую весть, что Учитель Воскрес. И эта самая главная новость нашей веры была куплена непоколебимой женской любовью, которая оказалась больше всей мужской логики и мудрости в мире! В этот день мир узнал, что истинная любовь не неразумна – она сверхразумна. Горящему любовью, нерассуждающему сердцу открылись Небеса и все тайны вселенной, и это сердце принадлежало простым женщинам.

День Жен-Мироносиц открыл для нас высоту обыденного женского служения, которое мы, мужчины, порой даже не замечаем. Ведь домашние негромкие дела всякой женщины на земле приобрели в этот день невиданное великое и вселенское значение. В послании апостола Петра есть замечательные слова, где прямо говорится об этом:

Жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие (1Пет. 3:1-2).

Наши бабушки, которые затемно встают, чтобы испечь любимым внукам пирожки, и готовы отдать для нас последнее, – мироносицы. Наши мамы, проводившие дни и ночи у нашей кровати, когда мы болели, радовавшиеся нашему малейшему успеху и молившиеся при неудаче – мироносицы. Наши устающие на работе жены, забывающие себя, спешащие домой, чтобы приготовить нам ужин и постирать носки – подвижницы. Их безграничная жертвенная любовь, терпение и смиренное ежедневное несение своего креста делает нашу суматошную, больную, исковерканную страстями жизнь светлее и лучше, и единственное, что мы можем – это быть любящими, заботливыми и бесконечно благодарными.

Денис Ахалашвили

 

Евангельское чтение

Погребение Господа. Жены-мироносицы у гробовой пещеры (Мк. 15:43-16:8)

Пришел Иосиф из Аримафеи, знаменитый член совета, который и сам ожидал Царствия Божия, осмелился войти к Пилату, и просил тела Иисусова.

Пилат удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его, давно ли умер?

И, узнав от сотника, отдал тело Иосифу.

Он, купив плащаницу и сняв Его, обвил плащаницею, и положил Его во гробе, который был высечен в скале, и привалил камень к двери гроба.

Мария же Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где Его полагали.

По прошествии субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его.

И весьма рано, в первый день недели, приходят ко гробу, при восходе солнца, и говорят между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба?

И, взглянув, видят, что камень отвален; а он был весьма велик.

И, войдя во гроб, увидели юношу, сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду; и ужаснулись.

Он же говорит им: не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен.

Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам.

И, выйдя, побежали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не сказали, потому что боялись.

Не убеждения и даже не глубокая убежденность могут пересилить страх смерти, позора, а только любовь может сделать человека верным до конца, без предела, без оглядки. Мы сегодня празднуем торжественно, благоговейно память святых Никодима, Иосифа Аримафейского и жен-мироносиц.

Иосиф и Никодим были тайными учениками Христа. Пока Христос проповедовал в толпах народа и являлся предметом ненависти и возрастающей мстительности Своих противников, они робко ходили к Нему ночью, когда никто не мог приметить их прихода. Но, когда вдруг Христос оказался взят, когда Он был схвачен и приведен к смерти, распят и убит, эти два человека, которые в течение Его жизни были робкими, не решающими своей судьбы учениками, вдруг по преданности, по благодарности, по любви к Нему, по изумлению перед Ним оказались крепче Его ближайших учеников. Они забыли страх и открылись перед всеми, когда другие скрывались. Пришел Иосиф Аримафейский просить тела Иисусова, пришел Никодим, который только ночью осмелился Его посетить, и вместе с Иосифом они погребли своего Учителя, от Которого они уже больше никогда не отказались.

И жены-мироносицы, о которых мы знаем так мало: одна из них была спасена Христом от вечной погибели, от демонской одержимости; другие следовали за Ним: мать Иакова и Иоанна и другие, слушая, принимая Его учение, становясь новыми людьми, учась единственной Христовой заповеди о любви, но о такой любви, которой они не знали в прошлой своей, праведной или греховной, жизни. И они тоже не побоялись стоять поодаль – пока умирал Христос на кресте и никого не было от Его учеников, кроме Иоанна. Не побоялись они прийти помазать тело Иисуса, отверженного людьми, преданного Своими, осужденного чужими преступника.

Позже два ученика, когда достигла их весть о воскресении Христовом, стремительно поспешили ко гробу; одним был Иоанн, который стоял у креста, тот, который стал Апостолом и проповедником любви Божественной и которого любил Иисус, и Петр, который трижды отрекся, о котором было сказано женам-мироносицам «возвестить Моим ученикам и Петру», – потому что другие скрылись от страха, а Петр трижды при всех отрекся от своего Учителя и не мог уже себя почитать учеником: И ему принесите весть о прощении…

И когда эта весть дошла до него – как он устремился к опустевшему гробу, чтобы удостовериться, что воскрес Господь и что все еще возможно, что не поздно покаяться, что не поздно вернуться к Нему, что не поздно снова стать верным Его учеником. И действительно, позже, когда он встретил Христа у моря Тивериадского, не о его измене спрашивал Христос, а только о том, любит ли он Его еще…

Любовь оказалась крепче страха и смерти, крепче угроз, крепче ужаса перед всякой опасностью, и там, где рассудок, убеждение не спасли учеников от страха, любовь преодолела все… Так в течение всей истории мира, и языческого, и христианского, любовь побеждает. Ветхий Завет нам говорит, что любовь, как смерть, крепка: единственно она может сразиться со смертью – и победить.

И поэтому, когда мы будем испытывать свою совесть по отношению ко Христу, по отношению к нашей Церкви, по отношению к самым близким или дальним людям, к родине, – будем ставить себе вопрос не об убеждениях наших, но о любви нашей. И у кого найдется сердце настолько любящее, настолько верное и непоколебимое в любви, как было у робкого Иосифа, у потаенного ученика Никодима, у тихих жен-мироносиц, у предателя Петра, у юного Иоанна – у кого найдется такое сердце, тот устоит против пыток, против страха, против угроз, останется верным и своему Богу, и своей Церкви, и ближним, и дальним, и всем.

А в ком окажутся только крепкие убеждения, но сердце холодное, сердце, не загоревшееся такой любовью, которая может сжечь всякий страх, тот знай, что он еще хрупок, и проси у Бога этого дара слабой, хрупкой, но такой верной, такой непобедимой любви. Аминь.

Митрополит Сурожский Антоний

 

КАК УКРЕПИТЬ ВЕРУ: ДЕСЯТЬ НАСТАВЛЕНИЙ АФОНСКИХ СТАРЦЕВ

1. Если человек совершает свой жизненный путь с верой, без колебаний и ищет помощи у Бога, то постепенно с ним начинают происходить чудесные события — сначала мелкие, затем более важные, — и вера его углубляется. Познав на собственном опыте Божественные тайны, человек становится богословом, потому что он не умозрительно к ним прикасается, а реально переживает. Его вера постоянно крепнет, ибо он существует в другом измерении, в сфере Божественных событий. Но чтобы на своем опыте познать тайны Божии, надо победить в себе ветхого человека и как бы вернуться в состояние до грехопадения. Надо иметь простое и кроткое сердце, чтобы твоя вера была непоколебимой. Надо без сомнения верить в то, что для Бога нет ничего невозможного. И знаешь, как тогда тебя будет огорчать то, что кто‑то не верит в помощь Божию? Тому, кто имеет великую веру, подвластно многое. Только истинно верующий человек живет настоящей жизнью и подлинно есть человек Божий.

Преподобный Паисий Святогорец

2. – Геронда, у меня нет крепкой веры и я чувствую себя слабой.

– Знаешь, что сделай? Прилепись к Богу, как ребёнок хватается за шею отца, обними Его и не отпускай, чтобы Он не мог тебя от Себя отдалить. Тогда ты будешь чувствовать надёжность и силу.

Преподобный Паисий Святогорец

3. Неверие бывает от гордости. Горделивый человек своим умом и наукою хочет познать все, но ему не дается познать Бога, потому что Господь открывается только смиренным душам. Смиренным душам Господь показывает Свои дела, которые непостижимы для нашего ума, но открываются Духом Святым.

Преподобный Силуан Афонский

4. Гордость не дает душе вступить на путь веры. Неверующему я даю такой совет: пусть он скажет: «Господи, если Ты есть, то просвети меня, и я послужу Тебе всем сердцем и душою». И за такую смиренную мысль и готовность послужить Богу, Господь непременно просветит… И тогда душа твоя почувствует Господа; почувствует, что Господь простил ее, и любит ее, и это ты из опыта познаешь, и благодать Святого Духа будет свидетельствовать в душе твоей спасение, и захочешь тогда кричать на весь мир: «Как много нас любит Господь».

Преподобный Силуан Афонский

5. Начальная вера рождается, как говорит апостол Павел, от слышания слова Божия, «слова», которое отвечает глубочайшим исканиям нашего духа. Следуя этой вере, мы подвизаемся покаянием очистить себя от страстей греховных, благодаря чему ниспосылается нам обильная благодать. Этот опыт утверждает нашу веру, но опыт почти никогда не бывает совершенным, и мы можем подвергнуться колебаниям в дни парализующего уныния и расслабления. Вот, Петр поколебался после даже Фаворского откровения. Но если и в тяжких страданиях мы не теряем доверчивой любви к Богу, то она (любовь) воздействием Духа Божиего может стать верною, как смерть. Такая вера воистину есть совершенная. Обретший ее вписывается в «книгу жизни».

Архимандрит Софроний (Сахаров)

6. Вера, как и всякий дар свыше, становясь состоянием нашего духа, зависит также и от нас самих. Бог никогда не насилует нас: в свободе нашей мы принимаем Его любовь или отказываемся. Бог стоит у двери (сердца нашего) и стучит. «Если кто услышит голос «Его и отворит дверь, войдет к нему и будет вечерять с ним, и он с Богом» (ср.: Отк. 3:20). Итак, если кто сам отворит дверь сердца и ума своего, тот получит и веру, и вслед за нею неописуемое богатство небесных даров. «Всякий, рожденный от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, победившая мир, вера наша» (1Ин. 5:4).

Архимандрит Софроний (Сахаров)

7. Господь, как мы уже упоминали выше, указывает, что «все возможно верующему» (Мк. 9:23). Тем из нас, кому необходимо мужество в предстоящей борьбе, должно глубже укрепляться в своей вере. Она – источник мужества, как и мужество укрепляет ее в свою очередь.

Старец Иосиф Ватопедский

8. Только вера является тем ключом, который отверзает сокровищехранилище Благодати для вспомоществования людям. А вера призывается молитвой.

Старец Иосиф Ватопедский

9. Блажен и треблажен муж, боящийся Господа. Из этого божественного страха рождается вера Богу. И человек верует всей душой, что поскольку совершенно посвятил себя Богу, то и Бог всецело о нем промышляет. И кроме пищи и покрывала, о которых, опять-таки, Он побуждает его заботиться, у него нет другого попечения. Но, следуя воле Господней, он со всей простотой ей подчиняется. Когда укоренится эта вера, совершенно упраздняется то знание, которое рождает сомнение во всем и уменьшает веру, а часто ее отнимает, ибо имеет силу естества, поскольку мы на нем воспитаны. Однако когда после многих испытаний вера победит, то возвращается назад и рождает, или, скорее, ей дается дар знания духовного, которое не противостоит вере, а на ее крыльях летает и исследует глубины таин, и эти двое — вера и знание, знание и вера — теперь неразлучные сестры.

Старец Иосиф Исихаст

10. Неверие – это болезнь, могила, боль и страх. Человек думает, что он свободен, но ему чего-то не достает. Он раздираем противоречиями. Он не знает истинной радости. Простота Церкви дарит помощь душам. Она изгоняет злобу и дает человеку возможность испытать подлинную радость. Вера проста, неверие сложно. … Фома по-братски ведет нас к источнику веры. На самом деле он совсем не был неверующим, но обладал достаточной верой. Мы благодарим его за то, что он подвел нас к источнику, способному утолить нашу жажду.

Монах Моисей Святогорец