Проповедь на Евангельское чтение

О наибольшей заповеди (Мф. 22:35-46)

И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?

Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.

Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: чтó вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов.

Говорит им: кáк же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих?

Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему?

И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его.

«Один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?» (Мф. 22:35,36). Странный какой вопрос! Похоже, что, доискиваясь до самой главной заповеди, этот самый законник, или, как мы теперь сказали бы, юрист, просто пытался облегчить себе жизненную задачу. Когда известна «главная», «второстепенными» можно пренебречь. Однако не знал ли спрашивающий, что нарушающий единую заповедь нарушает и весь Закон (Иак. 2:10)? Разве он, знаток Закона, – неразумный ребёнок, для которого вроде бы естественно полагать, что достаточно исполнить одну-единственную строчку, зафиксированную в кодексе, чтобы сделаться враз независимым от всех иных строчек? Да нет! Законник потому и назван законником, что чрезвычайно хорошо разбирался во всех тонкостях предмета и несомненно понимал, что следовать Закону, что безукоризненно исполнять все его предписания не просто трудно – невозможно! Нет у грешного человека, нет у расслабленного страстями сил самостоятельно спасти себя, потому и пытается он выбрать из многого хотя бы одно. Он пытается это сделать, потому что так проще, привычнее, понятнее, наконец! Ведь если мне – думает он – удастся путём выделения главной заповеди выполнить весь Закон, тогда я могу получить некую гарантию избавления от греха! Тогда на что мне Спаситель? Тогда дело Спасителя – не мной грешным заниматься (я-то свои проблемы сам как-нибудь решу), а спасать народ, общество, государство. Тогда-то и возникает у неразумных учеников Христовых нелепый вопрос: «не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?» (Деян. 1:6), как будто Крест Христов был воздвигнут на Голгофе для утверждения государственных структур, министерств и ведомств, а не для возвращения блудного сына в Дом Отца его!

Сын Божий пришёл «исполнить Закон» (Мф. 5:17), довести его до логического завершения, до полноты правды. Ветхозаветное сознание не вмещало этой полноты. Тому, кто был воспитан на формуле «око за око, зуб за зуб» (Лев. 24:20), трудно было принять парадоксальную истину о том, что «ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку» (Лк. 6:29). Эти слова соблазняли, потому что расшатывали устои, они вносили опасный, с точки зрения прежних представлений, мотив любви в такие привычные ветхозаветному человеку отношения страха и строгой субординации между ним, жалким неключимым рабом, и Богом, Творцом и Вседержителем.

Привычно и нормально бояться Бога (Лев. 25:17). А Христос в ответ на вопрос о главной заповеди предлагает нечто невероятное: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь» (Мф. 22:37,38). Не убойся, а возлюби!

Не убойся, а возлюби Того, Кто «сотворил небо и землю» (Быт. 1:1). Не убойся, а возлюби Того, Кто «поставил землю на твёрдых основах: не поколеблется она во веки и веки» (Пс. 103:5). Не убойся, а возлюби Того, Кто «послал тьму и сделал мрак, и не воспротивились слову Его» (Пс. 104:28). Любовь выше страха, недаром поэтому апостол Иоанн Богослов прямо так и говорит: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви» (1Ин. 4:18). Весь Закон утверждается на Любви – говорит Христос всем нам. Все пророки – свидетельствует Он – говорили о Любви. И это, конечно, не могло не изумлять слушающих, давно привыкших к тому, что Бога, как, впрочем, и ближнего, надо бояться.

Новое вино не смогли удержать старые мехи (Мк. 2:22), новое основание Нового Завета стало «камнем преткновения и камнем соблазна» (Рим. 9:33), потому что гораздо проще ненавидеть и бороться, чем прощать и любить, ибо прощение требует мужества, а любовь – только тогда и любовь, когда «не ищет своего» (1Кор. 13:5).

Далеко ли мы, люди двадцать первого века, ушли от того изумлённого законника, который внимал Спасителю во дворе Иерусалимского Храма? В самом ли деле мы готовы любить Бога и «брата своего» (1Ин. 4:20), или нам по-прежнему проще бояться и ближнего, и Сущего? Ведь ответ Божий, о котором мы прочитали в сегодняшнем Евангелии, дан был не только вопрошавшему фарисейскому законнику. Он дан был нам, людям, на все времена, не исключая и те, предсказанные апостолом и пророком, когда случится то, что было описано как «великое землетрясение», когда «солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь. И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои. И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих» (Отк. 6:12-14). Хватит ли у нас сил любить Бога и ближнего среди скрежета и мрака, среди воплей и стонов, среди смертного ужаса последних мгновений Времени, если сейчас, среди покоя и тепла, нам так трудно даётся исполнение этой наибольшей заповеди закона?

Священник Сергий Ганьковский

 

Символ веры

Шестой член Символа веры

И восшедшего на Небеса, и сидящего по правую сторону от Отца.

После Своего воскресения Господь еще в течение сорока дней находился на земле со Своими учениками, чтобы уверить их в истинности воскресения, укрепить их веру и дать необходимые наставления. После этого Он провел их от Иерусалима до Вифании. Подняв руки, благословил их и стал возноситься на небо, и облако взяло Его из вида их (Деян. 1:9).

Вознесение произошло на горе Елеон. Известно, что Спаситель любил эту гору и часто удалялся туда для молитвы.

Господь Иисус Христос вознесся на Небо Своим человечеством, а Своим Божеством Он всегда пребывал с Богом Отцом. Небо, на которое вознесся Господь, — это место особого присутствия Божия, горнее, то есть возвышенное, место, Царство Божие. Христос прошел весь путь нашей человеческой жизни и вознесся на небеса. Этим Он прославил наше человеческое естество и указал путь в Отечество Небесное, в горний Иерусалим.

Слова Символа веры о восхождении Господа Иисуса Христа на небо имеют основание в Священном Писании: Нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все (Евр. 4:10).

В Символе веры также сказано, что Христос воссел по правую сторону от Отца. Это надо понимать духовно. Эти слова указывают на то, что Сын Божий, вторая Ипостась Святой Троицы, имеет одинаковую силу и славу с Отцом. Я и Отец — одно (Ин. 10:30), — говорит Он Сам о Себе.

Православие.ру

 

Преподобный Пимен Великий

Преподобный Пимен Великий родился около 340 г. в Египте. С двумя своими братьями Анувием и Паисием он ушел в один из египетских монастырей, где все трое приняли иноческий постриг. Братья настолько были строгими подвижниками, что, когда их мать пришла в монастырь, чтобы повидать детей, они не вышли к ней из своих келлий. Мать долго стояла и плакала. Тогда преподобный Пимен сказал ей через закрытую дверь келлии: «Если ты перенесешь временную разлуку с нами, то в будущей жизни будешь видеть нас, так мы надеемся на человеколюбие Божие!» Мать смирилась и возвратилась домой.

Слава о подвигах и добродетелях преподобного Пимена распространилась по всей стране. Однажды правитель области пожелал видеть его. Преподобный Пимен, избегая славы, рассудил: «Если вельможи станут приходить ко мне и почитать, тогда и многие люди из народа начнут приходить ко мне и мешать моему безмолвию, и я лишусь благодати смирения, которую приобрел при помощи Божией». И передал он с посланным отказ. Для многих иноков преподобный Пимен был духовным наставником и руководителем. Они записывали его ответы для назидания себя и других. Один инок спросил: «Следует ли покрыть молчанием грех согрешившего брата, если случится увидеть его?» Старец отвечал: «Если мы скроем грехи братьев, то и Бог скроет наши грехи, и если ты увидишь согрешающего брата, не верь своим глазам и знай, что твои грехи подобны бревну, а грехи брата твоего подобны сучку, и тогда никогда не будешь приходить в смущение и соблазн». Другой инок обратился к преподобному, сказав: «Я тяжко согрешил и хочу провести в покаянии три года. Достаточен ли такой срок?» Старец отвечал: «Этого много». Инок продолжал спрашивать, какой срок покаяния преподобный сочтет для него нужным — год или сорок дней? Старец сказал: «Я думаю, что если человек от всего сердца покается и положит твердое намерение более не возвращаться ко греху, то Бог примет и его трехдневное покаяние». На вопрос, как избавиться от навязчивых злых мыслей, старец ответил: «Если человек имеет по одну сторону себя огонь, а по другую сосуд с водой, то, когда загорится от огня, берет из сосуда воду и гасит огонь. Подобно этому злые помыслы, внушаемые врагом нашего спасения, могут, словно искра, разжечь в человеке греховные пожелания. Надо тушить эти искры водой, то есть молитвой и устремлением души к Богу».

Преподобный Пимен был суровым постником и не принимал пищи по неделе и более. Однако другим он советовал есть каждый день, но без пресыщения. Про одного инока, разрешавшего себе принимать пищу только на седьмой день и гневавшегося на брата, преподобный сказал: «Научился поститься по шесть дней, а от гнева не может воздержаться и один день». На вопрос, что лучше — говорить или молчать, старец сказал: «Кто говорит Бога ради — хорошо делает, и кто молчит Бога ради — тоже хорошо поступает». И еще: «Бывает, что человек кажется молчащим, но если сердце его осуждает других, то он говорит всегда. И есть такие, которые весь день говорят языком, но внутри себя соблюдают молчание, потому что не осуждают никого».

Преподобный говорил: «Человеку необходимо соблюдать три главных правила: бояться Бога, часто молиться и делать добро людям». «Злоба никогда не уничтожит злобы. Если кто тебе сделал зло, сделай ему добро, и твое добро победит его злобу». Однажды, когда преподобный с учениками пришел в египетскую пустыню (так как имел обыкновение переходить с места на место, чтобы избежать славы от людей), ему стало известно, что живший там старец недоволен его приходом и завидует ему. Чтобы победить злобу отшельника, преподобный отправился к нему с братьями, захватив с собой пищи для угощения. Старец отказался выйти к ним. Тогда преподобный Пимен сказал: «Мы не уйдем отсюда, пока не сподобимся видеть и поклониться святому старцу», — и остался стоять на солнечном зное у дверей его келлии. Видя такое терпение и незлобие преподобного Пимена, старец принял его с любовью и сказал: «Справедливо, что я слышал о вас, но вижу в вас добрые дела во сто раз большие». Так умел преподобный Пимен угашать злобу и подавал собою пример другим. Он имел такое великое смирение, что часто со вздохом говорил: «Я буду брошен на то место, куда будет брошен сатана!»

Однажды к преподобному пришел инок издалека, чтобы послушать его наставление. Он начал говорить о возвышенном и труднопостигаемом. Преподобный отвернулся от него и молчал. Изумленному иноку объяснили, что преподобный не любит разговоров о возвышенных предметах. Тогда инок стал спрашивать его о борьбе с душевными страстями. Святой обратился к нему с радостным лицом: «Вот теперь ты хорошо сказал, и я стану тебе отвечать», — и долго поучал, как следует бороться со страстями и побеждать их.

Преподобный Пимен скончался в возрасте 110 лет, около 450 года. Вскоре же по кончине он был признан святым угодником Божиим и получил наименование Великий — в знак великого смиренномудрия, скромности, правдивости и самоотверженного служения Богу.

Православный календарь

 

Цитата дня

Если кто услышит огорчительное слово и вместо того, чтобы ответить подобным же оскорблением, преодолеет себя и промолчит, или, будучи обманутым, перенесет это и не отомстит обманщику, – то он этим положит душу свою за ближнего.

Авва Пимен Великий

 

Усекновение главы Иоанна Предтечи

Усекновение главы Иоанна Предтечи – праздник, который Православная Церковь чтит и празднует 11 сентября (29 августа по старому стилю).

Святая Церковь чтит Иоанна Предтечу выше всех святых после Богоматери.

После смерти Ирода Великого римляне разделили территорию Палестины на четыре части и в каждой части поставили правителем своего ставленника. Ирод Антипа получил от императора Августа в управление Галилею. У него была законная жена, дочь аравийского царя Арефы. Ирод оставил ее и сожительствовал с Иродиадой, женой своего брата. Пророк Иоанн неоднократно обличал его, но царь не посмел причинить ему зла, так как почитал Иоанна Крестителя как пророка и боялся народного гнева. Все же святой Иоанн Креститель был посажен в темницу царем Иродом.

В день своего рождения Ирод устроил богатый пир, на котором перед гостями плясала Саломия, дочь Иродиады. Она так угодила Иоанну Крестителю отрубили голову и отдали Саломии. По преданию, голова продолжала обличать Ирода и Иродиаду. Неистовая Иродиада исколола язык пророка булавкой и закопала голову в нечистом месте. Но Иоанна, жена царского домоправителя Хузы, тайно взяла святую главу, положила в сосуд и погребла ее на Елеонской горе, в одном из поместий Ирода. Тело святого Иоанна Крестителя взяли его ученики и погребли его.

В память усекновения главы святого Иоанна Крестителя Церковью установлен праздник и строгий пост, как выражение скорби христиан о насильственной смерти великого Пророка.

 

Притча дня

Одного пустынника выбрали архиереем. Он долго отказывался, но братья настояли. Тогда он и подумал: «Я не знал, что я достоин, верно, есть у меня что-то хорошее». В это время явился ему Ангел и сказал:

— Нерадивый монах, что ты возносишься! Эти люди согрешили перед Богом, и им необходимо понести наказание, оттого-то и выбрали тебя, что хуже тебя никого не нашлось.