Евангельское чтение

Исцеление расслабленного (Мк. 2:1-12)

Через несколько дней опять пришел Он в Капернаум; и слышно стало, что Он в доме.

Тотчас собрались многие, так что уже и у дверей не было места; и Он говорил им слово.

И пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо; и, не имея возможности приблизиться к Нему за многолюдством, раскрыли кровлю дома, где Он находился, и, прокопав ее, спустили постель, на которой лежал расслабленный.

И пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо; и, не имея возможности приблизиться к Нему за многолюдством, раскрыли кровлю дома, где Он находился, и, прокопав ее, спустили постель, на которой лежал расслабленный.

Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои.

Тут сидели некоторые из книжников и помышляли в сердцах своих: что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога?

Иисус, тотчас узнав духом Своим, что они так помышляют в себе, сказал им: для чего так помышляете в сердцах ваших?

Что легче? сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи? или сказать: встань, возьми свою постель и ходи?

Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, – говорит расслабленному: тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой.

Он тотчас встал и, взяв постель, вышел перед всеми, так что все изумлялись и прославляли Бога, говоря: никогда ничего такого мы не видали.

Парализованного человека принесли к Господу Иисусу Христу четверо его друзей; и, видя их веру, Христос сказал расслабленному, что исцеление возможно и чтобы он встал.

Есть две вещи в этом рассказе, над которыми я хотел бы, чтобы мы задумались. Прежде всего, человек этот был болен, он был в нужде; может быть, он не был в состоянии сказать о своей нужде или выразить свою веру в возможность исцеления; но у его друзей вера была: вера во Христа, вера в Его силу исцелить, сделать человека целым. И они взяли расслабленного и принесли его ко Господу.

Но одной их веры было бы недостаточно: много было параличных, много было больных, у которых не было друзей, чтобы принести их к Целителю. И вот не только их вера во Христа, но также и их любовь к другу понудила их к действию. И именно потому, что этот человек в годы, когда он еще был цел и здоров, сумел пробудить в их сердце любовь, дружбу, преданность, верность, – в час нужды они пришли к нему на помощь.

Тут нам двоякий урок: во-первых, что можно принести Богу нужды людей: физические, духовные и другие, – если у нас достаточно веры в Его исцеляющую силу, и эта наша вера может открыть двери спасения для тех, у которых, может, не хватает веры, которые, может, не могут даже сказать: «Верую, Господи, помоги моему неверию!», которые сомневаются, которые колеблются, которые даже не уверены, что мы можем принести их ко Христу. Но это становится возможным только, если человек, который в нужде, родил, пробудил в нас любовь, любовь настолько личную, настолько верную, что мы становимся способными действовать. Или же, может быть, если наша жизнь в Боге имеет такую глубину, что Бог смог посеять в нас столько Своего сострадания, Своей собственной любви, чтобы мы могли повернуться к незнакомцу, к тому, о ком мы никогда не слыхали, побуждаемые только его или ее нуждой, и принести его или ее к Богу, во спасение, во исцеление.

Будем же помнить, что в равной мере мы должны становиться способными любить и способными пробуждать, вызывать любовь вокруг себя. Должны мы тоже учиться дерзновению в вере, чтобы, когда видим нужду вокруг себя, принести ее к Богу, Который один только может нужду разрешить и исцелить, сделать целыми не только тело, и ум, и душу, но и сложные взаимоотношения между людьми.

Вот призвание наше, вот призыв нам; вслушаемся внимательно в то, что Бог говорит нам в этом евангельском рассказе, в этой благой вести о силе любви, Божественной и человеческой, и о силе веры, на которую Божия любовь и Божие милосердие отзываются. Аминь.

Митрополит Сурожский Антоний

 

Ароматное вино для зрелых духом

Догматика Православной Церкви сложна. Сложна не так, как сложна теоретическая физика или иная мудреная наука с малым числом адептов. Сложность заключается не только в высоте предмета, и в необходимых (длительных и напряженных) интеллектуальных усилиях по его освоению и проч. Нужна жизнь по Евангелию, прежде всего. Потом, по мере исполнения заповедей и постоянного стремления к Богообщению, откровение тайн может прийти, как дар от Бога. Может прийти, но не обязано придет. Были ведь и ныне есть многие чистые по жизни люди, искренние угодники Бога, но не получившие доступ в то святилище, откуда выносится разумение догматов и способность их изъяснять. Необходимое сочетание благодатной опытности и высокой умственной культуры делает отцов Церкви чрезвычайно редкими представителями человечества.

Описывая жизнь Моисея законодателя в одноименном труде, Григорий Нисский объясняет трехчастную периодизацию жизни Моисея. 40 лет тот провел при дворе фараона, 40 лет пас овец тестя, 40 лет водил Израиля. Эти три равновеликих периода соответствуют, по мысли св. Григория, а) постижению светской мудрости, б) деятельному очищению души и аскетизму и в) тайнозрению и постижению сокровенного. Такие же необходимые этапы можно прослеживать и в жизни отцов Церкви, допущенных Богом до постижения и изъяснения догматов.

Вначале нужно возмужать и окрепнуть, начать мыслить не как младенец, а как зрелый человек. (См. 1 Кор. 13:11) Затем предстоит войти в труд деятельного к Богу восхождения. Это путь пустыни, внутренних усилий, молитв и аскетических трудов. Если он проходит правильно, если душа претерпевает необходимые изменения (очищается ум, увядают страсти, приобретается опыт, разум уже не скользит по поверхности, но проникает вглубь веры и проч.) то Бог может ввести человека в нечто большее, не прогнозируемое заранее и трудно поддающееся описанию. Там, в третьей фазе восхождения, знание становится ведением и в существо человека, как в скинию, совершается вселение Божества. Вино молодое вливается в приготовленные и прочные мехи, которые не прорвутся. Прежние знания, накопленные, как над книгой и в разговоре с мудрыми, так и приобретенные затем в одиночестве своей личной «пустыни», обращаются на то, чтобы изложить внятно и максимально точно доступную правду о Боге.

Пользуются впоследствии этой изъясненной правдой очень многие. Работает удивительный закон: Бог находит кого-то одного, этого одного воспитывает и возводит к Себе, чтобы через него потом просветить и образумить великое множество. Так найден Авраам, Моисей, Давид, Павел, Василий Великий, Григорий Палама, другие.

Здесь же таится и некая сложность, понятная в аналогии. Пользователей мобильной связи сотни миллионов или более того. Но понимают принципы работы мобильной связи очень немногие. Остальные просто «горды за человечество». Так же и в религиозной жизни. Евреи гордились Моисеем, плохо понимая, чему же именно он их учил. Отсюда их слова: «Мы Моисеевы ученики. Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он» (Ин. 9:28-29). Но тот Моисей, которого они признают учителем, на самом деле судья для них. И вот Христовы слова об этом: «Не думайте, что Я буду обвинять вас пред Отцем: есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете. Ибо если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне. Если же его писаниям не верите, как поверите Моим словам?» (Ин. 5:45-47)

Так же и мы можем повторять исповедальные формулы Символа или молитвенные тексты, не до конца проникаясь ими, не вполне живя их смыслом. Зато с лихвой можем компенсировать недостаток духовного опыта конфессиональной гордостью. Не будут ли и нам судьями Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Палама и прочие светильники веры? Вопрос более чем серьезен. В отношении отцов необходимо чтение, но не только почитание. Необходимо постепенно восходить вслед за отцами в область им доступного света. Пусть отцы идут далеко впереди, но и мы не должны просто стоять у подножия горы в ожидании, что учитель, как некогда Моисей, снесет нам сверху некие скрижали. Стоять у подножия просто небезопасно, поскольку в ожидании откровения, народ начинает «есть и пить», а потом «играть», т.е. безумствовать в идолопоклонстве. Именно так было у евреев. Нужно именно восходить в гору по стопам учителей. Восходить медленно, осторожно, рассчитывая силы, не отрываясь от идущих позади и не наступая на пятки идущим впереди, но нужно восходить. Тогда наследие отцов будет осваиваться и жизненно применяться, а не стоять на полках в красивых переплетах и служить темой гордых споров о первенстве.

Палама был образованный человек, прошедший монашеский искус на Святой Горе и избранный Богом для управления словесной паствой. Его жизнь вполне соответствует тому трехчастному восхождению, которое описывает Григорий Нисский, говоря о Моисее. И учение его заключается не только в защите священнобезмолвствующих, в учении об энергиях Божества и в связи с этим, о Фаворском свете. Это – ароматное вино для зрелых духом. Для простых людей у Григория было молоко нравственных назиданий. Так и было явлено ему однажды двоякое свойство епископского служения. Ангел подал Григорию сосуд с молоком, которое по мере питья становилось уже ароматным вином. Означало это, что учить нужно не всех всему, но соизмеряя высоту учения с высотой жизни слушающих. Одних следует поить чистым молоком здравого учения, как новорожденных младенцев (См. 1 Пет. 2:2) Других (окрепших и усовершившихся) – вином великих догматов.

Рассудим о себе, поминая святого. Не будем хвататься за кувшин с вином, если по возрасту нам положено молоко начальных учений. Но будем пить (постигать и потреблять на пользу) предназначенное для нашего чина, чтобы не скучать у подножия Фаворской горы (на ней Григорий видит славу Господа) и не соблазняться от скуки идолопоклонством, но постепенно восходить в горы, «откуда придет помощь моя» (Пс. 120:1)

Протоиерей Андрей Ткачев

 

О болезни и немощи

Болезнь и немощь — тяжёлое ис­пытание. Нарушается привыч­ный образ жизни, становятся невозможными многие прежние радо­сти и утешения, приходит боль и стра­дание. Преподобный Амвросий писал о тяжести болезни: «В скорбях человек может находить утешение в молитве, а в тяжкой болезни телесной он и этого утешения лишен».

Причины болезней

Много причин у болезней. Преподобный Макарий наставлял: «Телесная болезнь служит к исцелению душевной; мы не можем похвалиться, чтобы оной не име­ли. Слава и благодарение Господу, врачу­ющему нас терпкими наведениями!»

В своих письмах старец учил припи­сывать болезнь воле Божией, хотящей человеку спасения: «Пробегая паки письмо твоё, заметил в оном твоё малодушие о болезнях твоих. Пишешь ты, что болезнями посещает Господь не от любви, а наказует за грехи, а ежели бы знала, что от любви, то лучше бы терпе­ла. Как же не от любви Бог тебя посеща­ет? Ежели и самое наказание от любви Божией происходит? Прочти в посла­нии к Евреям в 12-й главе: «Егоже бо лю­бит Господь наказует, биет же всякого сына, егоже приемлет«.

Преподобный Анатолий (Зерца­лов) писал о болезни как об очищении для души: «Что больна — не беда, греш­ным людям это очищение; как ржа от огня очищает железо, так и болезнь врачует душу…»

Преподобный Амвросий напоминал о том, что Господь вразумляет нас через болезни, которые посылаются к пользе душевной: «Болезни и неприятные слу­чаи посылаются нам к пользе нашей душевной и, прежде всего, к смирению нашему и к тому, чтобы вели жизнь свою осмотрительнее и рассудитель­нее…»

«Ты напрасно принимаешь помыс­лы, будто оставлена от Бога, потому что болеешь; совсем напротив, но Сам Бог лучшее о тебе устраивает ко спасению средство…» — писал прп. Макарий Оп­тинский.

Преподобный Иосиф наставлял: «Надо Бога благодарить за болезнь, ибо ею очищаются грехи».

Как больной может быть блаженнее здорового?

Сравнивая здорового и больного челове­ка, преподобный Антоний замечал, что в болезненном состоянии можно быть блаженнее здорового: «Если посмотреть на человека здорового, и посмотреть на человека долговременно страждущего, и рассмотреть состояние души одного и другого: то кого из них назвать бла­женным или окаянным — здорового или страждущего? Например, вы в болезни своей сколько раз приносили раская­ние в грехах своих пред Господом Богом и пред духовным отцем и приобщались Святых Таин? Между тем здоровому человеку некогда и подумать о грехах, и если случится поговеть однажды в год».

Старцы Оптинские не требовали от болящих телесных подвигов. Препо­добный Амвросий писал больному ду­ховному чаду: «Да ты больше сиди, где тебе стоять? В болезни это не требует­ся». «Бог не требует от больного под­вигов телесных, а только терпения со смирением и благодарения», — писал преподобный в другом письме.

Врачей и лекарства создал Господь

На вопрос о врачах преподобный Ам­вросий отвечал так: «Спрашиваешь меня грешнаго, — в обыкновенных бо­лезнях ждать ли всегда чудеснаго исце­ления, молитвенно прибегая к помощи Божией, и не грешно ли пользоваться и простыми средствами. Греха в этом никакого нет; потому что всё от Госпо­да Бога — и лечебныя средства, и са­мые лекаря. «И я нынче говела». А ис­поведь бывает такая, — больше немая, то есть, ничего кажется нет на душе. А посему вы ныне в болезненном состо­янии своем блаженнее всех здоровых, окружающих вас; а к сему ещё и веч­ное блаженство на небеси приготов­ленно для вас от Господа Бога, о чём во страдании своём радуйтеся вы и весе­литеся, и от всея души благодарите ми­лосердаго Бога, что у Него для стражду­щих приготовлено великое множество милости и утешения, которые в своё время получите вы за молитвы Бого­родицы». И не в том состоит грех, что человек прибегает к врачебным посо­биям; а в том, если больной всю надеж­ду на выздоровление полагает в одном враче и врачебных средствах, забывая притом, что всё зависит от Всеблагаго и Всемогущаго Бога, Который Един, их же хощет, живит или мертвит». А пре­подобный Никон писал кратко: «Вра­чей и лекарства создал Господь. Нельзя отвергать лечение».

Соборование, исповедь и Причастие

Преподобный Антоний писал: «Апостол не говорит: «умирает ли кто из вас?», но болит ли кто, пусть призовёт пре­свитера, и воздвигнет его Господь. Мы же, по губительному неверию, прибе­гаем сперва к внешней помощи. Когда уже нет более никакой надежды, приступаем к Причастию и соборованию, забывая, что сказал Спаситель слепцам, просившим у него исцеления: по вере вашей буди вам».

В болезни не забывать о молитве

Преподобный Анатолий (Зерцалов) советовал в болезни не забывать Ии­сусову молитву: «…Ты опять больна? Значит, ты не помнишь моего лекар­ства. Я тебе говорил: твори постоянно молитву Иисусову, и будешь здорова. Правда, что поболеть молодому чело­веку полезно. Но ещё лучше здоровому служить телом и духом Богу».

Но если доселе продолжается болезнь…

Некоторые больные остаются неисце­лёнными, даже когда прибегнешь к ма­стерству врачей и Таинству покаяния. Преподобный Антоний писал по этому поводу так: «Но, если доселе продолжа­ется болезнь, то это не потому, будто бы не слышит Бог молитвы молящихся к Нему, но потому некоторых оставляет Он без исцеления, чтоб лучше и более облагодетельствовать человека страж­дущего, дабы чрез временное страда­ние освободить человека грешного не точию от вечных мучений за грехи, но и даровать ему спасение и соделать на­следником небесного Царствия».

Здоровьем следует дорожить

Преподобный Иосиф называл здоро­вье «даром Божиим»: «Пишете, что по тяжёлым обстоятельствам не следует гнаться за здоровьем и жизнью. Во­обще, здоровьем и жизнью должно до­рожить, ибо это есть дар Божий. А если где потребует крайняя необходимость, там, конечно, должно жертвовать и здоровьем, и жизнью. Но у Вас такой необходимости ещё нет».

Закончим главу о болезнях словами преподобного Анатолия (Зерцалова): «Похворать можно, но только когда Бог пошлёт».

Преподобные отцы наши, старцы Оп­тинские, молите Бога о нас, грешных!

Ольга Рожнёва