Неделя Святых Жен-Мироносиц

Сколько было жен-мироносиц и как их звали?

Число Жен-Мироносиц точно не определено. В Священной истории Нового Завета указано семь имен. Но их было гораздо больше. Об этом пишет святой апостол и евангелист Лука: «После сего Он проходил по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царствие Божие, и с Ним двенадцать, и некоторые женщины, которых Он исцелил от злых духов и болезней: Мария, называемая Магдалиною, из которой вышли семь бесов, и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили Ему имением своим» (Лк. 8:1-3). Также известные из Священного Писания сестры воскресшего Лазаря Марфа и Мария, Саломия – мать святых апостолов Зеведеевых Иакова и Иоанна и Мария Клеопова – мать апостолов Иакова Алфеева и евангелиста Матфея.

Следует обратить ваше внимание, дорогие братья и сестры, на два следующих момента. В толкованиях Священной истории Нового Завета наблюдаются различные трактовки происхождения имен как самих апостолов, так и Жен-Мироносиц. В сущности, это не столь важно. Наоборот, подобные разночтения говорят нам о том, что Евангельская история – реальна, а не списана под копирку и подогнана потом под общий шаблон. Жизнь не умещается в шаблон. И Евангелие, как источник этой жизни, тоже.

С уверенностью можно сказать, что многие и апостолы, и Жены-Мироносицы, и сам Господь наш Иисус Христос (по социальному своему статусу, как мнимый Сын святого праведного Иосифа Обручника) были родственниками. По крайней мере, пять из Мироносиц были из Галилеи, а две – Марфа и Мария – из Иудеи, точнее из пригорода Иерусалима селения Вифании. Многие из них были богаты и служили Христу и апостолам в их благовестии своими материальными средствами. Об этом говорит апостол и евангелист Лука в вышеупомянутом отрывке Священного Писания: «Служили Ему имением своим».

Рассмотрим кратко общепринятые в Церкви жития семи Жен-Мироносиц, известных истории.

Святая Мария Магдалина происходила из галилейского города Магдала, расположенного на берегу Генисаретского озера. Церковное Предание указывает на то, что она вела грешную жизнь до знакомства со Спасителем. Это падение привело к тому, что в ней поселилось семь бесов, которые изгнал Господь наш Иисус Христос. Мария покаялась и пошла вслед за Сыном Божиим, верно служа Ему и святым апостолам. Очевидно, что силой своей веры и преданностью Христу она выделялась среди прочих жен мироносиц, потому что о ней часто повествует Евангелие. Она нередко упоминается при крестных страданиях Господа и среди жен, несущих миро, чтобы помазать Тело Христово. А святой апостол и евангелист Иоанн Богослов посвятил Магдалине половину двадцатой главы Евангелия, написанной с ее слов. Именно она является первой благовестницей Воскресения Христова. Мария приходит к апостолам и говорит им эти великие и священные слова: «Христос Воскресе!» После Вознесения Господня она находится в Сионской горнице во время Сошествия Святого Духа, потом проповедует Евангелие в Малой Азии и Италии. Предание повествует, что Мария Магдалина принесла императору Тиверию (14–37 гг.) красное яйцо как символ Воскресения Христова.

В старости она переселяется в малоазийский город Эфес, где живет рядом с Иоанном Богословом, записавшим с ее слов первую половину 20-й главы своего Евангелия. Святая, много потрудившаяся в деле благовестия Христова и получившая за то звание равноапостольной, мирно отошла ко Господу в Ефесе, где была погребена.

Святая Мироносица Иоанна – богатая женщина, жена чиновника высокого ранга Иродова домоправителя Хузы. По преданию, она пошла за Христом, когда Спаситель исцелил ее сына (см. Ин. 4:46-54).

Святая Мироносица Саломия – по Церковному Преданию, была дочерью святого праведного Иосифа Обручника, супругой Зеведея и матерью «сынов грома» – апостолов Иакова и Иоанна.

Святая Жена-Мироносица Мария Клеопова (Иосиева), Иаковлева, Иосиева – жена Клеопы (Алфея), являвшегося младшим братом Иосифа

Обручника. По преданию, именно Марию Клеопову называют матерью апостолов Иакова Алфеева и евангелиста Матфея.

Святая Мироносица Сусанна. Упоминается в перечислении Жен-Мироносиц в вышеуказанном отрывке апостола и евангелиста Луки. О житии практически ничего не известно.

Святые Жены-Мироносицы Марфа и Мария были родными сестрами. Святой Лазарь Четверодневный являлся им братом. Упоминаются несколько раз в Евангелии: Лукой – (10:38–42), Иоанном – (гл. 11-я «Воскрешение Лазаря). Считается, что именно Мария вылила на главу Иисуса фунт нардового чистого драгоценного мира, приготовив Тело Христа к погребению (Ин. 12).

О прочих же Женах-Мироносицах практически ничего не известно.

Следует указать, что вообще само миро было драгоценным маслом, очень дорогим, стоившим целое состояние. Эти женщины отдали Христу все. Они не убоялись ни римских воинов, ни мести иудеев, ни ареста, ни смерти, ни людской молвы. Их всепоглощающая любовь поражает.

И мне кажется, что в том, что неизвестно точное число учеников Спасителя и количество и имена жен-мироносиц, есть некий символизм. Их число приближается в веках к нам – современным ученикам Христовым и современным Женам-Мироносицам. Церковь Божия наполняется, и евангельская история повторяется в каждом из нас – как в ученике Христовом или враге Его, как в Жене-Мироносице или в Иродиаде и Саломее, дочери ее, ненавидевших Бога лютой ненавистью. За нами решение, какую сторону принять. А Иисус как для первых христиан, так и для нас один и тот же!

Иерей Андрей Чиженко

 

О разговорах в храме

Оптинский старец преподобный Амвросий славился необыкновенной добротой и лаской ко всем приходившим к нему за духовным советом. Он давал наставления с неиссякаемой жизнерадостностью, часто в рифмованной и даже шутливой форме. Писатель Евгений Погожев (Поселянин) говорил: «Меня поразила его святость и та непостижимая бездна любви, которые были в нем. И я, смотря на него, стал понимать, что значение старцев — благословлять и одобрять жизнь и посылаемые Богом радости, учить людей жить счастливо и помогать им нести выпадающие на их долю тягости, в чем бы они ни состояли».

Но, когда это было необходимо, преподобный старец умел быть взыскательным, строгим и требовательным. Поэтому у любящего батюшки есть грозное высказывание, которое часто любят размещать в притворах православных храмов: «Многие скорби посылаются разговаривающим в храме». Безусловно, святой имел в виду разговоры во время богослужения.

Когда человек пьет и у него цирроз печени — всем понятно, отчего с ним приключилась такая беда. А когда человек грешит, например, разговаривает в храме — ему не виден собственный грех, он его не замечает — и, если случаются скорби, частенько говорит, что его наказал Бог. Бог не наказывает. Скорби — естественное следствие греха, как цирроз у алкоголика. Посылаемые нам скорби — это не гнев Божий по отношению ко грешащему человеку — Бог есть Любовь и только Любовь. Скорби свидетельствуют о том, что в нашей духовной жизни что-то неблагополучно. Скорби — это свидетельство того, что мы еще духовно живы, призыв задуматься о том, что происходит в духовной жизни. Скорби понуждают покаяться, то есть изменить свою жизнь. Скорби — это милость Божия, это наша духовная чувствительность.

«Многие скорби посылаются разговаривающим в храме».

Типичная картина: перед тем как причастить пришедших в храм мирян, в алтаре причащаются священнослужители, и в это время в Литургии как бы наступает пауза. На клиросе в это время обычно читают правило перед причастием. А прихожане обычно устраивают сутолоку, занимая очередь к причастию, подчас забывая пропускать вперед младенцев, детей и мужчин. Это время даже давно воцерковленные православные считают как бы специально отведенным для того, чтобы пообщаться с друзьями, которых не видели с прошлой воскресной Литургии, обменяться новостями. А во время причастия, буквально подходя к столику с запивкой, уже начинают болтать между собой. А те, кто не принимает Таинство Причастия в этот день, продолжают свои «важные» разговоры. Особенно пожилые прихожанки считают своим долгом тискать причастившихся младенцев и громко на весь храм уговаривать их проглотить еще ложечку «теплоты» и бурно хвалить тех, кто справляется с этим делом. После проповеди священник благословляет читать благодарственные молитвы, но их подчас невозможно услышать за поднимающимся галдежом.

«Дом Мой домом молитвы наречется…»(Мф. 21:13), — говорит Сам Господь.

Как же можно приучить детей и новоначальных к благоговейному отношению к храму, богослужению, к Христу, наконец, Который видимым образом, телесно в Чаше Причастия (причащаемся Тела и Крови Спасителя) вынесен из алтаря, если прихожане, особенно, бабушки, на которых принято равняться у молодежи, ведут себя непочтительно по отношению к святыне, к Таинству Причастия?

Мы приходим в храм для участия в Литургии, в совместной молитве. «Душа молитвы — внимание», — говорит святитель Игнатий Кавказский. Поэтому согрешают те, кто во время богослужения отвлекаются от молитвы разговорами, хождением. Можно добавить, что каждый из нас, готовясь к исповеди, читал о том, что разговоры, хождение во время богослужения и даже вроде бы вполне «законные» действия во время богослужения (приложиться к иконам, если вы не сделали этого до службы, поставить свечи или попросить кого-то поставить ваши свечи) тоже являются грехом и требуют покаяния. Богослужение — это общая молитва, а молитва требует внимания и сосредоточенности. Кстати, в одном из многочисленных сборников «Православные чудеса в XX веке» есть история о том, как одна женщина во время чтения Евангелия приложилась к иконе святителя Николая Чудотворца, а святитель из иконы сказал ей, что он молится, а она ему мешает.

Спросим свою совесть, дорожим ли мы каждым богослужением в храме, внимаем ли тем молитвословиям и песнопениям, какими молится Церковь?

Вот вам школа, вот самое нужнейшее, самое истиннейшее богословие, вот самая покаянная молитва, самые вдохновенные славословия Богу.

Питаем ли мы всем этим разум и душу? Нет.

Мы не любим приходить в храм к началу богослужения, протискиваемся куда-то сквозь людей во время службы, толпимся и громко разговариваем у свечного ящика, переходим с места на место. Сами не слышим, что читается и поется, и другим мешаем, ничего не черпаем из этого источника истинного богословия.

Господи, прости наше невнимание, нашу дерзость, наше легкомыслие и холодность, которые мы проявляем к слушанию того чтения, какое предлагает нам Церковь во время богослужения.

Принеся сейчас покаяние Господу, положим с этого дня (для этого не требуется великого ума или необычайного подвига), как только начинается чтение Евангелия в храме, прекращать все посторонние дела, всякое движение, наклонить голову и внимательнейшим образом внимать словам Евангелия.

 

Святые отцы о поведении в храме

Тот, кто приходит в храм с верой и усердием, выходит с бесчисленными сокровищами. Как только священнодействующий произнесет первые слова, они исполнят присутствующих всяким благоуханием и духовным богатством. И хотя бы потом постигли их бесчисленные бедствия, они все перенесут легко, получив здесь от Божественных Писаний достаточное побуждение к терпению и мудрости.

Входите в храм тихими шагами в совершенном молчании. Никто пусть не входит сюда с житейскими заботами, ни с рассеянностью и смущением. Оставим все это за первыми дверями. Мы входим в Небесные Царские чертоги, вступаем в светлые области; внутри они исполнены великого молчания и неизреченных тайн.

Пусть никто в храме не заботится о делах домашних. Напротив, надо и дома размышлять о церковном учении.

Порой один скажет в храме острое слово и церковь ведь наполняется смехом. Один скажет острое слово, и смех тотчас распространяется между сидящими; и к удивлению, даже во время самой молитвы многие не перестают смеяться; диавол всюду торжествует, всех связал, всеми обладает; Христос бесчестится и изгоняется; церковь ставится ни во что.

Некоторые и в храме поступают, как на торжище. Когда говорит Сам Бог, не только не слушают Его в молчании, но занимаются разговорами совсем о другом. И пусть бы вы занимались тем, что касается вас самих; нет – вы говорите о том, до чего вам и дела нет. Вот о чем я плачу и не перестану плакать.

Если бы можно было слышать, о чем говорят за всяким священным собранием (в храме) мужчины, женщины, — вы услышали бы, что слова их хуже всякого сора. Потому, умоляю, оставьте этот дурной обычай, и пусть церковь благоухает миром. Сейчас наполняем ее фимиамом, а о том, чтобы изгнать и истребить духовную нечистоту, не заботимся. Поистине, мы не столько бесчестим церковь, когда заносим в нее грязь, сколько оскверняем, когда разговариваем в ней друг с другом о барышах, о торговле, о том, что совсем неприлично, тогда как здесь должны бы присутствовать лики Ангелов. Нужно считать церковь небом и ничего другого не знать, кроме сердечных молитв, молчания и внимания.

Не позволяется сказать в храме ни слова стоящему рядом,— даже если бы кто-нибудь встретил друга, которого давно не видел,— это делается вне (священных стен). Церковь – не цирюльня, не лавка с благовониями, не мастерская, но место обитания Ангелов и Архангелов, Царство Божие, самое Небо. Если бы кто-нибудь отверз Небо и ввел тебя в него, ты не осмелился бы разговаривать, даже если бы увидел отца или брата. Точно так и здесь нельзя говорить ни о чем, кроме предметов духовных, потому что и здесь Небо. Если не веришь, то посмотри на эту Трапезу, вспомни, для Кого и для чего она поставлена, подумай, Кто приходит сюда… И еще прежде, чем увидишь поднятые завесы и предшествующий сонм Ангелов, возносись к самому Небу.

В храме все должны умолкнуть, утихнуть и стоять с напряженной душой и слухом: здесь будут читаться повеления не земного царя, а Владыки Ангелов. Если мы так себя расположим, то сама благодать Духа укажет нам путь, и мы придем к самому Царскому престолу и получим все блага по человеколюбию и благодати Господа нашего Иисуса Христа.

Святитель Иоанн Златоуст

В храме нужно иметь великое внимание ко всему последованию службы шестопсалмию, Псалтири и положенным чтениям из Отцов. Причем не надо позволять себе расслаблять тело и прислоняться к стенам и колоннам, руки благоговейно опустить, ногами стоять обеими ровно, голову держать неподвижно, не поворачивая ее туда и сюда, но слегка склонив. Умом не надо рассеиваться, любопытствовать, что делает тот или другой. Не надо придвигаться к нерадивым, которые тайком говорят и шепчутся между собой. Нужно хранить глаза и душу от блуждания и как можно напряженнее внимать молитве, чтению, тропарям и Божественному Писанию, не пропуская без пользы ни одного слова. Питайте всем этим душу, чтобы, придя в сокрушение и смирение, восприняла она просвещение от Святого Духа.

Преподобный Симеон Новый Богослов