Неделя всех святых, в земле Российской просиявших

Второе воскресенье по Пятидесятнице – это Неделя Всех Святых, в земле Российской просиявших. В этот день Церковь прославляет сонм праведников и мучеников российских, как прославленных, так и ведомых одному лишь Богу.

Начиная с XVI столетия в нашей Церкви существовало празднование памяти «Всех Святых Новых Чудотворцев Российских». Совершалось оно 17 июля (по старому стилю), на третий день памяти Крестителя Руси – св. князя Владимира. Автором службы считается инок Григорий из Суздальского Спасо-Евфимиевского монастыря (он составил ее текст в середине XVI в.). Но в центральной России этот праздник по каким-то причинам не получил распространения, был забыт и не вошел в печатные Месяцесловы, а его текст не был издан. Очевидно, испытания, посылаемые Богом могущественной стране и государственной Церкви, многим казались преодолимыми своими силами. Лишь катастрофа 1917 г. заставила всерьез обратиться к помощи свыше.

Инициатором воссоздания праздника выступил гениальный историк-востоковед профессор Петроградского университета (ныне СПбГУ) акад. Борис Александрович Тураев (†1920), сотрудник Богослужебного Отдела Священного Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 годов. В своем докладе он особо отметил то обстоятельство, что «составленная в Великороссии служба нашла себе особенное распространение на периферии Русской Церкви, на западной ее окраине и даже за пределами ее в то время разделения России, когда особенно остро чувствовалась потеря национального и политического единства. В наше скорбное время, когда единая Русь стала разорванной, когда нашим грешным поколением попраны плоды подвигов Святых, трудившихся и в пещерах Киева, и в Москве, и в Фиваиде Севера, и в Западной России над созданием единой Православной Русской Церкви, – представлялось бы благовременным восстановить этот забытый праздник, да напоминает он нам и нашим отторженным братиям из рода в род о Единой Право- славной Русской Церкви, и да будет он малой данью нашего грешного поколения и малым искуплением нашего греха».

Священный Собор в заседании 13/26 августа 1918 г., в день именин Святейшего патриарха Тихона, заслушал доклад Тураева и, обсудив его, принял следующее постановление:

«1. Восстанавливается существовавшее в Русской Церкви празднование дня памяти Всех Святых Русских.

2. Празднование это совершается в первое воскресенье Петровского поста».

Собор предполагал, что этот праздник, имеющий для нас особое значение, должен стать как бы храмовым для всех православных церквей на Руси.

Не случайно, что восстановлен этот праздник был в начале периода самых жестоких преследований христианства за всю его историю. Характерно, что и содержание его, как предлагал Тураев, стало более универсальным: это уже не просто чествование русских святых, а торжество всей Святой Руси, не триумфальное, но покаянное, заставляющее нас оценить свое прошлое и извлечь из него уроки для созидания Церкви в новых условиях.

Составителями текстов службы стали сам Б. Тураев, член Собора и сотрудник его Богослужебной комиссии, и иером. Афанасий (Сахаров) (впоследствии епископ Ковровский, †1962; ныне причислен к лику святых как исповедник, память 15/28 октября). Первоначальный вариант службы был издан отдельной брошюрой в том же 1918 г. Позднее текст дополнялся; в работе принимали участие также митр. Сергий (Страгородский) (ему принадлежит тропарь), свящ. Сергий Дурылин и другие.

Первым храмом в честь Всех Российских Святых стала домовая церковь Петроградского университета. Ее настоятелем с 1920 до закрытия в 1924 году был священник Владимир Лозина-Лозинский, расстрелянный в 1937 году.

После прекращения прямых гонений на Церковь в 40-е годы XX в. текст службы был напечатан с цензурными искажениями, уничтожавшими все указания на новомучеников (по заданию советских властей эту «правку» ревностно выполнил инспектор ЛДА проф. Л. Н. Парийский). Лишь в 1995 г. была напечатана отдельной книгой «Служба Всем Святым, в земле Российской просиявшим».

Православие и мир

 

«Ныне сродники наши за нас невидимо молятся Богу…»

В сегодняшний воскресный день мы совершаем память «Всех Святых в земле Российской просиявших». В этот особый день чествования наших соотечественников мы прославляем их подвиги и воспеваем святость.

Среди живших в нашей стране просияли преподобные, иерархи, благоверные князья, мученики и священномученики, праведные и Христа ради юродивые, целый сонм святых жен, имена которых известны или не дошли до нас, угодившие Богу словами, делами и самой жизнью. От их имен и Русь получила тезоименитство, стала называться «Святой».

В богослужебных гимнах мы воспеваем мудрость князей, незлобие и вольное страдание мучеников, самоотверженное служение Христу юродивых и праведных. Иные наполнили грады и пустыни, иные пошли до краев отечества, иные отправились в другие страны, неся свет апостольской веры, являя собой ангельское житие терпением, подвигами и любовью к Богу. Они отложили житейскую суету, преодолели притяжение к страстным увеселениям, взяли на себя Крест и последовали за Христом. Они не щадили души своей в мире сем, чтобы сохранить ее в жизнь вечную (см. Ин. 12:25). И в момент испытания веры от гонителей они предпочли умереть, чтобы пребывать там где Небесный Отец и Сын Его Иисус Христос. Земля Русская пропитана их кровь, хранит в себе их тела, но души угодников Божиих обитают сейчас на небесах. Как поется за богослужением праздника, ныне «бесчисленный сонм сродников наших предстоит Царю Славы и молебно ходатайствует о нас».

Первейшие русские мученики Борис и Глеб уже в начале ХI века показали образец характерно русской святости: лучше отдать жизнь в руки брату, чем вступать в братоубийственную войну. Их родители и прародители, святой Владимир и княгиня Ольга, после познания истиной веры, направили все силы и богатство государства на просвещение народа, ради общественного блага. А святые печерские затворники начиная с Антония и Феодосия, неприхотливостью жития и мудростью разума как магнитом притягивали не только киевлян, но жителей окрестных городов и русских княжеств. Православная вера сделала из многих разрозненных славянских племен единое государство, мощь которого была в святости, напряженном поиске Правды Божией. Удивительно то, что в церковном почитании Отечество земное словно теряет свои территориальные границы. В сонм русских святых, к сегодняшнему празднику, мы прибавляем святого Григория, просветителя Армении, Нину, просветительницу Грузии, апостола Симона Зилота и Иоанна Златоуста окончивших жизнь в Абхазии, священномучеников Климента и Мартина, пап Римских, и целых семь святителей закончивших жизнь свою в Крыму и в Херсонской земле. Не говоря уже о том, что Кирилл и Мефодий, учители Словенские, и апостол Андрей Первозванный чтутся в списке святых исконно «русских» святых. А сколько русских святых вышло за пределы родной земли: праведный Иоанн Русский, просиял в Греции, преподобный Герман трудился на Аляскинских островах, святитель Иннокентий был апостолом Америки, а святой Николай стал основателем церкви Японской. Нам до сих пор неизвестно: сколько русских подвижников в ХХ веке окончили жизнь свято во Франции, Америке, и, даже, Австралии.

Однако, помимо порядочных людей, в России всегда были и преступники и разбойники. С того часа как согрешил наш прародитель Адам в Раю, грехи и беззакония постоянно наполняют всю землю, в том числе и землю Русскую. Но почему же мы не напрасно гордимся Родиной и носим имена сынов России? Потому, что для нас самое ценное, — как писал святитель Иоанн Шанхайский, — «самое драгоценное, самое великое — это святость».

«Святость» — это нечто таинственное, иноприродное миру, требующее соблюдения благоговейной дистанции. Все, что посвящено Богу, люди или предметы, в Библии именуется «святым» (напр., Лев. 27:9). Соответственно и народ Божий, Церковь, как отделенный на служение Богу должен быть «свят» (см. Исх. 19:6).

В древности все члены Церкви назывались «святыми» (Пс. 88:20; Рим. 15:26), поскольку все стремились к непричастности ко злу и всякой нечистоте. Святость – это ключевое понятие православной духовности. Святость не тождественна нравственному совершенству, хотя и обозначает высшее нравственное состояние человека (ср. Лев. 19:2; Мф. 5:48; Лк. 6:36). Если следовать Ветхому и Новому Завету, тот человек называется благочестивым, морально чистым и совершенным, кто Богом освящен и Богу принадлежит.

Cвятость – это то, что исходит от Бога. Бог свят (Отк. 4:8), Он в святости пребывает. Свят Его закон и заповеди, они праведны и добры, как писал апостол Павел (см. Рим. 7:12). Свят Иисус Христос, Сын Божий (Лк. 1:35), а от Его Тела — и вся Церковь. В Церкви Дух Святой сообщает святость людям и предметам, которые, проходя по земле, освящают ее своим присутствием. Там, где жили святые люди, получили названия «святых» даже горы, пещеры, острова и озера.

Но святость тем отличается от моральности, что она не автономна. Это как минимум отношение двоих: Бога и человека. Человек, называющийся святым, уже как правило является нравственным, но отличается духовным совершенством и близостью к Богу. Святость – это результат жизни человека, который стремиться быть с Богом неразлучно. Как писал апостол Павел: «плод ваш есть святость, а конец — жизнь вечная» (Рим. 6:22). «Жизнь вечная», «Царство Небесное», «святость» – это категории одного порядка. Это понятия объясняющие бытие с Богом.

Мы сегодня прославляем тех наших сродников, финалом жизни которых стала святость и на земле и в Отечестве Небесном. Поставим себе вопрос: достижима ли их святость для современного человека? Если слова молитвы Господней «да приидет Царствие Твое» непреложны, и мы верим в них, то – да. Как писал св. Иоанн Кронштадский «когда Бог будет во всех мыслях, желаниях, намерениях, словах и делах человека, тогда приходит, значит, к нему Царствие Божие». Как же это возможно для того, кто должен зарабатывать деньги интеллектуальным трудом, беспокоиться о порядке в коллективе, контролировать работоспособность техники, выполнять много других задач, которые отнимают время и силы. Невозможно же бросить все, уйти в пустыню, чтобы только думать о Боге?

Это не всегда нужно. Бог вездесущен. Как пишет св. Иоанн Кронштадский, Бог усматривается «в мире мысли, в мире деятельности и в мире вещественном». Мы уже рассматриваем Его через окружающий мир как через стекло (см. 1Кор. 13:12). Но степень чистоты стекла наших очков зависит от того, насколько мы о Боге помним каждый день и к Нему тянемся. Степень притяжения к Нему, степень восхождения – это и есть мера святости. Видеть Бога «как Он есть» доступно для человека нашего времени.

Это мы видим и по подвижникам древности и по современникам, сродникам нашим, русским святым, у Бога прославленным. Они для нас – путеводная нить от земного к Небесному отечеству. «Как спутники, идя по пустыне ночью, взирают на небо и по звездам находят свой путь — так и мы, — писал святитель Иоанн Шанхайский, — должны взирать на наше русское небо, чтобы Господь указал нам путь и привел нас к миру и единству…».

Поэтому и мы сегодня просим в молитвах «сродников наших, именованых и безымянных,… небесного Сиона достигших и славу от Бога приемших», да испросят нам, в скорбях сущим, утешение, укрепление падшей веры, единство и единомыслие всех рассеянных по земле русских людей.

Иеромонах Ириней (Пиковский)

 

Заповеди Иисуса Христа

Многие слышали про заповеди Иисуса Христа. Многие знают, что их всего девять. Но о чем они? Кто сказал эти девять заповедей? Сам Господь Иисус Христос на горе при двенадцати апостолах и при множестве народа (Мф. 5:3-12). О чем говорится в этих заповедях?

В них Господь учит нас, какими путями можно достигнуть Царства Небесного. В каждом из этих девяти изречений есть и заповедь, и обещание награды за исполнение ее. Смысл заповедей легче понять на примерах из жизни святых.

Блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царствие Небесное (Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное)

(Святитель Иоанн Златоуст)

Когда Иоанн Златоуст был поставлен архиепископом на Константинопольскую кафедру, он продал в пользу бедных драгоценные церковные сосуды, заменив их менее дорогими, продал шелковые и золотые украшения алтарей, ковры, богатейшие церковные ризы. Также им был продан с аукциона редкий дорогостоящий мрамор, приготовленный для отделки церкви святой Анастасии и целые мраморные колонны, лежавшие на земле в ожидании архитектора. На вырученные деньги святитель учреждал для нищих и обездоленных жителей Константинополя богадельни и больницы. Такая активная социальная деятельность Златоуста пришлась не по вкусу столичным вельможам и клиру. В аристократической среде Константинополя у него появилось множество врагов, которые плели против него различные интриги на протяжении нескольких лет.

Однако эта вражда не могла существенно повредить любимому народом архиепископу, пока он не вступил в открытый конфликт с самой императрицей Евдоксией. Златоуст резко обличал ее за разгульную жизнь и притеснение малоимущих жителей города. Закончилось это противостояние с царицей тем, что святитель по ложным обвинениям был несправедливо осужден и отправлен в ссылку.

Его сослали в Кукуз, глухое селение в пределах нынешнего Закавказья. Путь туда длился 70 дней. Над головой палящее солнце, под ногами горячая пыль. Ни ветра, ни деревца, чтобы отдохнуть в тени. Конвою было предписано избегать городов и останавливаться только в селениях, где можно было найти лишь сухой, заплесневелый хлеб и солоноватую воду из глубоких колодцев. Святитель Иоанн в пути сильно страдал от лихорадки и боли в желудке. Климат в Кукузе был для него слишком суровым. Он впервые в жизни увидел снег на окрестных горах и едва пережил непривычно холодную зиму.

Но врагам Златоуста этих страданий показалось мало, и они добились разрешения императора сослать Иоанна в Питиунт (ныне Пицунда), самое отдаленное место Империи. Конвою было приказано обращаться со ссыльным без всякой жалости. Слабого, больного святителя вновь погнали по бездорожью. Большую часть пути он шел пешком. Неподалеку от селения Команы Иоанн свалился с ног – силы ему изменили. Его занесли в ближайший храм и положили в одном из строений. На следующий день он умер. Последние его слова были: «Слава Богу за всё».

Журнал «Фома»