Преставление преподобного Сергия Радонежского

Преподобный Сергий Радонежский. Художник Сергей Кириллов

Друг! Пересядь выше

8 октября – преставление преподобного Сергия Радонежского

В эти дни мы особенно вспоминаем нашего любимого русского святого — преподобного Сергия Радонежского. Жизнь преподобного Сергия полна чудес; но более всего она сама является чудом. Жизнь всякого святого есть иллюстрация к Евангелию — но жизнь преподобного Сергия особенно. На нем очевидным образом уже здесь, в нашем мире, исполнились слова Господа: «Когда ты будешь позван кем на брак, не садись на первое место, чтобы не случился кто из званых им почетнее тебя, и звавший тебя и его, подойдя, не сказал бы тебе: уступи ему место; и тогда со стыдом должен будешь занять последнее место. Но когда зван будешь, придя, садись на последнее место, чтобы звавший тебя, подойдя, сказал: друг! пересядь выше; тогда будет тебе честь пред сидящими с тобою, ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 14:7-11). Преподобный с детства вел себя как человек, ищущий последнего места; он убегал от известности, богатства, власти — всего того, что люди ищут в этом мире. Все, чего он хотел, — это удалиться в пустынное место и молиться Богу.

Но Бог прославил его — вокруг него стали собираться люди, ищущие наставления, могущественные князья искали его благословения, он стал основателем ряда монастырей — а еще больше обителей создали его ученики. Сегодня из всех имен, дошедших до нас из русского средневековья, его имя — одно из самых известных.

Житие, составленное Епифанием Премудрым, полно примеров того, как святой смиряется, а Бог возносит его.

Святой не искал игуменства, но согласился принять это служение только по настоятельным просьбам других монахов, искавших его духовного руководства. Случилось так, что, как повествует агиограф, «ненавидящий добро диавол, не терпя сияния, исходящего от преподобного, видя себя побеждаемым преподобным, вложил некоторым из братии помысел отвергнуть игуменство Сергия». Во время богослужения «сказаны были … неподобающие слова. Находясь в алтаре, святой их слышал, но ничего не сказал. После окончания вечерни, выйдя из церкви, преподобный не пошел в келлию, но, никем не замеченный, покинул монастырь».

Преподобный удаляется и поселяется в пустынном месте близ реки Киржач, где сейчас стоит монастырь Благовещения Пресвятой Богородицы. Между тем братия монастыря, ужаснувшись, стали искать его повсюду, в монастырях и в пустынных местах, и наконец нашли. Они приходили к нему на новое место искать его наставления, и в конце концов упросили преподобного вернуться в обитель.

С точки зрения мирского человека такое поведение преподобного Сергия кажется непостижимым. Почему он не поставит наглецов на место? Ведь он почитаемый всеми — и духовенством, и мирскими людьми, и светскими властями, и церковными — духовный наставник. Более того (что более важно): он — чудотворец, всем известно, что он изгонял бесов, извел из земли источник, воскресил умершего отрока, Сам Бог засвидетельствовал, что святой угодил Ему. У кого-кого, а у святого Сергия была возможность настоять на том, что было его по праву!

Но он не делает этого — он не вступает в препирательства, не обрушивается на тех, кто несправедливо выступает против него, а просто тихо уходит. Кажется, ему есть что терять – привычное место, годами накопленный авторитет, определенная степень стабильности — но он не держится ни за что. Когда его отталкивают, он не толкает в ответ — но просто тихо уходит, не сказав ни единого слова.

Как это противоположно тому, как мы привыкли поступать! Любая обида, которую мы терпим, особенно такая, которую мы считаем несправедливой, требует нашего ответа. Если не смертельной дуэли, как у каких-нибудь бретеров XIX века, то хотя бы достойной отповеди. Покинуть поле брани, не отбранившись как следует, кажется потерей лица. Потерпеть обиду, ущерб, стерпеть, что нас не оценили, обошли, пренебрегли заслугами, в миру считается не просто невозможным, но и неправильным. В интернете вырастают бесконечные линии препирательств, в которых каждый пытается оставить последнее злое и язвительное слово за собой.

Но святой Сергий являет нам не образ мира сего, а образ Христа, Который ищет спасения всех, но не принуждает никого. Он с готовностью занимает последнее место — но Сам Христос как бы говорит ему: «Друг! Пересядь выше». Он вверяет свою жизнь Богу — и Бог прославляет его на века.

Сергей Худиев

 

Слово на преставление Святого Иоанна Богослова

1. Те, кто обращают к достойным похвальные речи, славно превозносят их достоинства; и для одних они описали заслуги умственного подвига, для других – деятельного, для иных – мужественного.

А тем, чья жизнь – целиком похвала, так что они одолели и само жало смерти, какое слово сможет воздать похвалу? Ведь как солнце превосходит все небесные явления, так и Богослов превосходит всех своими свершениями, почтенными рукою Божьей. Поэтому он и оказывается свободным от рабства смерти вплоть до второго пришествия Явившегося, благодаря чему и стоит выше слова похвалы. Нам же следует скорее сказать о его рождении от крови и плоти, если только возможно слову назвать плотским бестелесного, ибо рабство даже природе было неведомо ему, жившему во плоти и в плоти не нуждавшемуся. Однако, поскольку невозможно без крови войти человеку в мир, но необходимо привлечь для этого и родителей, то давайте и мы укажем для не знающих, кто породил самого наперсника Блаженного. Зеведей вместе с Саломией его родили, а Саломия, как говорят, была дочерью Иосифа Обручника. И если кто из людей проследит дальше эту связь, то обнаружит, что Иоанн Богослов является родственником Господа через Иосифа Обручника; впрочем, занявшись рыбной ловлей, благодаря ей, становится совоспитанником строителю Христу. Почерпнув, благодаря этому, обильно из источников дарований и став целиком вне плоти, он избег сетей страстных желаний и, причастившись божественному Духу, благодаря этому стяжал и сияние и, познав Божьей милостью высшее рождение, ясно возгремел: «В начале было Слово», — явив, что равен Отцу Сын помимо рождения, откуда все творение не только доныне, но и до скончания века, благодаря его благовестию, твердо придерживается Православия. Но какое слово сможет описать море его добродетелей или устроение души, бесстрастность плоти и благоустроенность нрава? Благодаря же этому, он и к Владычней безбоязненно припал груди и оттуда получил для себя весь дар премудрости, отчего и на горе Фавор стал зрителем Богоявления, никогда не отлучаясь от своего Учителя, так что был с Ним и у самого Креста, у которого и услышал от Христа всерадостное слово: «Вот мать твоя»,– показывая на Богородицу, сказал это Господь, и с тех пор ведь взял он Ее к себе до Ее возвращения к Сыну. И, как повествует рассказ, общим сыном оказался Иоанн Богослов сразу для трех: по плоти – Саломии, по благодати – Девы, а по Духу Святому «сыном грома» был назван.

2. Его чудотворения, многочисленные и удивительные, ясно описаны в его хождениях – рассказывают же и о некоем странном и сверхъестественном чуде, а совершил его, по рассказам, апостол Иоанн Богослов, как это объявляют древние историографы в неких историях. А истории содержат рассказ о том, что один человек, будучи сильно притесняем неким заимодавцем и не имея отдать ничего из суммы долга, припал, как повествуют, к великому Иоанну Богослову, ища у самого Богослова спасения в отношении долга. Этот человек, подвергнувшийся несчастью, то есть взявший в долг, был крестьянин. Ему блаженный Иоанн Богослов ответил: «Нисколько, о брат, из суммы долга не можешь принести?» А этот крестьянин, который взял в долг, ответил с большим стыдом блаженному Иоанну: «Нет у меня ничего на свете, святой Божий, кроме этого серпа, который я ношу у себя на поясе». И, сжалившись над ним, Богослов взял его за руку, привел его на луг и этому крестьянину, который должен был отдать долг, приказал срезать пучок травы. Взяв эту траву, святой Иоанн Богослов, великий отец наш и учитель вселенной, долго благословлял траву и, посмотрев на небеса, попросил Владыку Бога превратить траву в золото. А Бог, исполняющий желание боящихся Его, сделал золотом траву – о страшное и удивительное чудо! – причем равным по весу долгу, который должен был отдать крестьянин, ни меньше, ни больше. Отдав это золото, святой Иоанн Богослов обратился к крестьянину, который просил его: «Радостно ступай к себе домой, о брат, найдя у Бога избавление от бед». Тогда этот крестьянин одновременно со словом святого преклонил голову и, поклонившись святому, отправился к себе домой, радуясь и славя Бога.

3. Но поскольку слово бессильно высказать величие его деяний, давайте преклоним наш взор к его преставлению и, послушав странную историю, поразимся чистоте ангелоравного отца, почему и каким образом он, бесплотный, в земле преставился в ее еще более чистое место; однако же и место его преставления нам уместно упомянуть. Святой Иоанн, отец наш, призвав избранных братьев, сказал: «Немного пройдитесь со мной, взяв с собой для исполнения одного дела инструменты для копания земли». И когда они прошли некоторое расстояние по дороге, он, достигнув предуказанного ему места, повелел своим спутникам рыть землю. Они, принявшись за приказанное, прилежно стали копать землю. А когда размер углубления показался апостолу достаточным, он сказал братьям: «Ступайте, оставив меня здесь Господу». И затем, когда братья отошли подальше, как бы их учитель не увидел, что они стоят и смотрят, как он склонился к земле, по их свидетельству, они могли лишь видеть, как он лег в яму. Подозревая, что он прилег, как обычно, поспать, братья оставили его ненадолго, а затем, вскоре поднявшись, братья достигают этой новой, приготовленной им могилы, и, пораженные этим, братья возвращаются домой, утешенные свыше. Ведь одновременно с тем, как святой Иоанн лег в приготовленную ими могилу, он, перенесенный незримо ангельскими руками, как Аввакум, в невещественную страну, преставился ко Господу согласно исполнению обещания Господа, так говорящего Петру: «Если хочу, чтобы он оставался, пока не приду и к тебе», ведь он ожидает и Грядущего судить живых и мертвых, все еще живой, и часто является достойным в различных обличиях.

4. Рассказав же перед всеми это, многое я опущу из-за объемности; хотя и хорошо известны многим явления святого Иоанна Богослова, однако, напомнив один очень известный и недавний рассказ, я поведаю его боголюбиво внимающим этому рассказу. Некто по имени Неофит, изначально и с юности подвизавшийся в чистой жизни, в миру … по должности императорский отрок, по профессии угольщик (а это занятие давало ему возможность постоянно питаться императорскими яствами), во дни государя Романа, пробравшегося на царство при помощи деревянного коня, достиг ночью храма святого Иоанна Богослова в Диипие, когда совершался праздник апостола, и, дождавшись там конца третьей песни утреннего песнопения, пошел в честной Халкийский храм Спасителя и, произнеся там молитву, стал возвращаться вверх по дороге на форум. Встретился ему словно некий священнолепный человек и, неким образом поприветствовав его, говорит: «Радуйся, господин Неофит». А Неофит поприветствовал его в ответ: «Радость да даст тебе Господь». И Богослов говорит ему: «Брат Неофит, что там у тебя на празднике Богослова?» Неофит ему отвечает: «Всё там очень блистательно, и, как я полагаю, возвещают сейчас четвертую песнь». Тогда снова спрашивает его Иоанн Богослов: «Совершенно так же и я, брат, оставив только что в Эфесе четвертую песнь, прибыл сюда, чтобы отпраздновать в этом храме». Если кто-то зоркий придет в недоумение, думая, почему это должен внушать доверие говорящий, что Богослов тот, кто беседовал с Неофитом, то такому я скажу, что частые явления святых достойным, очевидно, приятны и полны радости, а нападения бесов ужасны и полны страха. Ведь говорил и заверял всех сам Неофит, что «Радовалась душа моя, когда говорил со мной явившийся, как никогда в течение моей жизни»

5. Но, о предстатель веры, учитель благочестия и всего поднебесного мира всесиятельнейшее светило Иоанн, основание Церкви и всех верных прибежище и твердыня, этими мудрыми учениями своими ниспровергай еретическое заблуждение, всех же нас соблюди в честной и православной вере, всех нас сохрани, всех нас укрепи, всех нас утверди, сохраняя народ свой, предстоя святой своей церкви, промышляя о стаде своем, заступаясь за этот город – твоего раба, во всем и всегда защищая и уча нас, от предков твоих недостойных рабов, чтобы благодаря тебе, от тебя и для тебя мы стяжали вечные блага и удостоились бесконечного Царствия Небесного, милостью, щедротами и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков, аминь.

Преподобный Симеон Метафраст

 

Как возрастать духовно

Наставления преподобного аввы Дорофея

Цитаты из книги «Душеполезные поучения и послания»

Поучение пятое

1. Старайся из всего извлекать себе назидание. Не желай тщеславно выказывать себя ни в слове, ни в деле. Приобрети умеренность в пище и словах твоих, даже по малости.

2. Кто бывает борим каким-нибудь страстным помыслом или скорбит от оного и не исповедует его, тот сам укрепляет его против себя. Если же станет бороться и сопротивляться помыслу своему и сделает противное ему, то страсть ослабевает и не имеет сил бороть его и наносить ему печали. Человек должен всегда молиться Богу и просить Его помочь ему.

3. Кто не презрит всех вещей, славы и телесного покоя, а вместе с тем и самооправдания, тот не может ни отсечь своих пожеланий, ни избавиться от гнева и скорби, ни успокоить ближнего.

4. Не требуй любви от ближнего, ибо требующий ее смущается, если ее не встретит, но лучше ты сам покажи любовь к ближнему, и успокоишься.

5. Кто совершит дело, угодное Богу, того непременно постигнет искушение. То, что делаешь ради Бога, не может быть твердым, если не будет испытано искушением.

6. Не презирать даяния ближнего есть дело смиренномудрия, и должно принимать оное с благодарностью хотя бы оно было мало и незначительно.

7. Не делай зла даже и в шутку. Не должно желать избавиться от страсти для того, чтобы избежать происходящей от нее скорби, но по совершенной ненависти к ней, как сказано: совершенною ненавистию возненавидех я, во враги быша ми (Пс. 138:22).

8. Невозможно кому-либо разгневаться на ближнего, если сердце его сперва не вознесется над ним.

9. Жертва живая, святая и угодная Богу – это не исполнять более воли плоти и помыслов, но поступать по духу.

10. Всесожжения словесные – это целиком Богу себя посвятить. Душа состоит из трех частей: вожделевательной, раздражительной и разумной (Свт. Григорий Ниский).

11. Ничего не должно любить более Бога и из всего вожделенного ничего не предпочитать стремлению к Богу. Разумная душа тогда действует по естеству, когда вожделевательная часть ее желает добродетели, раздражительная подвизается о ней, а разумная предается созерцанию сотворенного (Прп. авва Евагрий).

12. Иное мы сами, иное наше, иное – что у нас. Мы – это ум, душа. Наше – это тело, а у нас – имущество и прочие вещи. Ибо соблюдением заповедей святые приближаются к Богу.

13. Хотя бы кто и не был увенчан, но он должен стараться быть недалеко от увенчанных (Свт. Климент Александрийский).

14. Прежде же всего моли Бога дать тебе внимание и разум, дабы ты мог знать, в чем состоит воля Его благая и угодная, и совершенная (Рим. 12:2), а также и силу быть готовым ко всякому благому делу.

15. Итак, когда восстанут на тебя противные помыслы и начнут утеснять тебя, ты должен взывать к Богу: «Господи! Как Ты хочешь и как Ты знаешь, устрой это дело».

16. Авва Пимен сказал, что изречение, повелевающее не заботиться о завтрашнем дне (Ср.: Мф. 6:34), относится к человеку, находящемуся в искушении. Человеколюбивый и милосердый Бог, запретивший ветру и морю, и сотворший тишину велию (Мф. 8:26), да запретит и твоему искушению, сын мой, и да даст тебе широту сердца, чтобы ты мог разуметь коварство вражье.