Проповедь на Евангельское чтение

Исцеление скорченной женщины (Лк. 11:10-17)

В одной из синагог учил Он в субботу.

Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться.

Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего.

И возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога.

При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходите исцеляться, а не в день субботний.

Господь сказал ему в ответ: лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить?

сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний?

И когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились; и весь народ радовался о всех славных делах Его.

Евангельское чтение сегодняшнего дня повествует нам о том, как Иисус Христос исцелил женщину, страдавшую духом немощи в течение восемнадцати лет. Это была скорченная, согбенная низко, всегда видевшая перед собой только землю, страдалица. Господь – Врач душ и телес наших, Который ведает все наши скорби и болезни, сказал о ней, что она, будучи связана сатаной, страдает так уже 18 лет. В отличие от большинства больных, окружавших Спасителя, эта женщина не просила исцеления. Скорее всего, она даже не видела, Кто вошел в синагогу, имея взгляд свой всегда обращённый долу. Господь Сам, увидев ее, призывает к Себе и прекращает ее многолетние страдания словами: «… женщина! ты освобождаешься от недуга твоего, и возложил на неё руки; и она тотчас выпрямилась, и стала славить Бога» (Лк. 13:12,13).

Большинство из нас – люди относительно здоровые, по крайней мере дееспособные. И мы не всегда можем в полноте понять, как трудно бывает таким инвалидам. Как они себя чувствуют, о чем переживают и печалятся такие страдальцы. Для этой скорченной женщины, которой и дышать-то трудно, и самые обыденные действия – постоянная скорбь. Постоянная опасность: как бы не споткнуться и упасть? Возможно, упав, она даже не смогла бы встать сама без посторонней помощи. Скорби и страдания каждый день сопровождают таких страдальцев. Один мой знакомый признавался, что он только тогда начал отчасти понимать, как невероятно тяжело жить таким людям, когда сам получил всего лишь перелом руки. Чего, например, ему стоило самому надевать носки и брюки одной рукой, не говоря уже о другом.

Господь пожалел несчастную женщину. Возможно, она по возрасту годилась Ему в матери, или вид ее был столь смирен и скорбен, что привлек внимание Спасителя. Сама она не просила и не ждала исцеления. Тихо и покорно несла свой крест, стараясь не обременять никого. Не чаяла она привлечь чье-нибудь внимание. Сам Господь призывает ее к Себе и прекращает ее многолетние страдания. Может быть, люди, бывшие в синагоге, услышав, как зовет ее Учитель, подвели ее к Нему. Со страхом и осторожностью приближалась она к Учителю, недоумевая, откуда вдруг столько внимания к ней. Господь Сам умилосердился о ней. Как милостив и нежен бывает Господь ко смиренным. Конечно, Он и ранее помогал, и сопереживал ей в крестоношении, в ее многолетнем безысходном подвиге. И если бы тысячу раз надо было Господу пострадать за ее избавление, то Он тысячу раз сделал бы это.

Но почему же один человек, начальник синагоги, не порадовался счастью измученной женщины, почему другие, противящиеся Господу, не радовались с остальным народом видя славных дела Мессии? Потому что прикрывали собственную черствость и эгоизм якобы ревностью о соблюдении закона. Но Господь, обличая их, справедливо называет их лицемерами, потому что совсем не о законе они радеют. Им, просто нет дела до чужого горя и до чужой радости. Но вот осла бы своего, случайно упавшего в колодец в день субботний, стало бы жалко, и никакая суббота тут не помешала спасти свое добро. «И когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились; и весь народ радовался о всех славных делах Его» (Лк. 13:17).

Как часто, братия и сестры, и мы с вами заслуживаем звания лицемеров, прикрывая недостаток своей любви к ближним каким-либо оговоркам, на первый взгляд, такими праведными! Смотрите, ведь если бы тот начальник имел бы сострадание, сопереживание несчастной женщине, то как бы он, вместе со всеми, обрадовался такому чуду. Был скорченный, несчастный человек и вдруг выпрямился, стал здоровым, красивым. Какая была бы радость! Да и где это чудо произошло? В его синагоге, где он начальник. Какая честь ему! Радость и довольство были бы в его сердце. Он сам, первый бы оправдал и защитил поступок Спасителя. Ведь, тут такая радость – одним несчастным в Израиле стало меньше! Слава Богу!

Но, увы, нету ничего такого. Сухи и раздражительны его слова. Его глаз видит только одно – непорядок, нарушение. Чужая, не его радость, чужая, не его, слава. И сам он сейчас чужд этому народу. И чудо ему – не чудо, и избавление от страданий его не касается, и Мессия не для него. Но представим на минуту, что та несчастная женщина была бы его жена, или мать, или его сестра. Что восемнадцать лет он бы видел ее страдания, от которых нет избавления. И вот, вдруг, на его глазах, дорогие ему люди получили бы нечаянно чудесное, невероятное исцеление. Случилось бы вдруг невозможное. Тогда какая бы радость охватила его! Возможно даже, он на радостях устроил бы пир для всех!

Хотя, что-то подсказывает мне, что человек, не имеющий любви, даже если что и доброе с ним произойдет, едва ли почувствует благодарность в своем мертвом сердце. Слава Богу, людей, совсем лишенных любви не много. Всё же, в большинстве своем, мы имеем хотя бы немного любви и сострадания. Но как же этого мало! Имеющему – прибавится, если он заботится об этом. От не радеющего, и по сему, не имеющему – отнимется.

Иметь любовь – это значит не только быть обходительным и ласковым в речах. Это значит быть способным отрывать от себя для другого, значит не чувствовать разницы между собой и другим. Когда уже нет расстояния между своим и чужим. Чужое исчезает, оно становится своим. Полнота любови в нашем Боге Троице: «Я и Отец – одно» (Ин. 10:30). Поэтому и совершенствоваться в любви нам предстоит бесконечно.

Как же часто мы, братия и сестры, быстры на суд и склонны к укорам других. Мы возмущаемся чужими грехами: «Как можно было так поступать?!», – говорим мы о чужом проступке. Нам кажется, что справедливость дает нам право обличать, выговаривать ближнему. Особенно если мы наделены властью или пользуемся служебным положением, мы уверены, что можем и должны выносить строгое и справедливое замечание в отношении подчиненных и зависимых от нас. Это действительно было бы и справедливо, и похвально, если бы все это предваряла любовь. Но скажи, строгий обличитель, а радуешься ли ты также горячо и искренно успехам, удаче другого? Радуешься ли ты так же сильно, как и возмущаешься, когда у другого все получается хорошо, когда очевидно его старание и усердие. И вообще, видишь ли ты что-нибудь хорошее в том, кого ты охотно обличаешь в неправостях?

Итак, когда мы станем свидетелями какого-нибудь упущения, неправого поступка наших ближних, прежде чем вынести им строгий и справедливый укор, остановимся и подумаем: достаточно ли в нас любви к ним, чтобы поступить так строго, и как нам кажется, справедливо? И если нет, если мы сами недостаточны, и нас, тем не менее, терпят и Бог, и люди – то, может, и нам стоит быть чуть снисходительнее к другим? Быть менее строгим, хотя бы в меру своей такой маленькой любви. Ведь нам, христианам, только любовь, а не закон и справедливость, дает право взыскивать с другого. Вспомним же тогда того угрюмого начальника синагоги, который не нашел в себе ничего лучшего, как только сказать ликующим и счастливым людям в день избавления от горя: «Приходите радоваться в другой   день!» Аминь!

Иеромонах Никон

 

Стоит Церкви сказать что-либо о воздержании, ты тут же заявляешь: «Не хочу!»

Чтобы Бог услышал твою молитву, придется помучиться

В Каппадокии, на родине старца Паисия, подвизалось множество великих святых, аскетов, строго соблюдавших церковные каноны. И мальчик Арсений, когда мать давала ему постную пищу без растительного масла, всегда спрашивал, в какой посуде она приготовила еду.

– Ты ведь в этой кастрюле готовила вчера с растительным маслом?

– Да, но после этого я ее вымыла…

– Нет, если кастрюля – та самая, я не буду есть. Ничего страшного.

Сейчас ты слушаешь и наверняка думаешь про себя: «Ну, уж это крайности!» Да, но впоследствии этот человек совершал крайне удивительные чудеса! И когда к нему приходил больной, от которого уже отказались доктора и которому ничто уже не помогало, он молился со своими «крайностями», и происходило чудо. Или когда приходила женщина, которая не могла иметь детей, и этот ненормальный, которого ты сейчас обвиняешь в крайностях, молился, после чего женщина, возвратившись домой, беременела. Действительно, этот человек был ненормальным, сверхъестественным! Молился – и сверхъестественным образом женщина беременела, а неизлечимо больной выздоравливал. Это дар Господа, Который слышит молитвы Своих рабов – таких, как пророк Илия, пророк Моисей, как все святые.

Так и сейчас: чтобы Бог тебя услышал, Ему нужно убедиться, что ты действительно в Него веришь.

Чтобы Бог услышал твою молитву, придется помучиться. Если Господь увидит, что ты расслабленно валяешься на диване, Он скажет: «Подожду, пока ты встанешь и серьезно примешься за то, что хочешь получить. Тогда и Я отнесусь к тебе всерьез, потому что поверхностные отношения Меня не устраивают. Я серьезно отношусь к тебе и хочу сотворить для тебя чудо. Ты скажешь: «Ну, и я хочу того же!» Хочешь, лежа на диване? Не думаю, что твое желание серьезно. Если бы ты хотел по-настоящему, ты бы встал».

Например, когда тебе хочется купить машину, ты весь мир готов перевернуть, чтобы найти подходящий вариант. Часами сидишь в интернете, собираешь информацию, сравниваешь варианты, ходишь по салонам – в общем, тратишь уйму времени на то, чтобы найти подходящий автомобиль, который устроит тебя по всем параметрам. То есть ради машины ты готов моментально проснуться и мобилизоваться, а для души сделать ничего не в состоянии? Скажи, что готов ты сделать для того, чтобы чудо, которого ты ждешь, произошло? Ждешь, пока оно произойдет само, без твоего участия? Или думаешь, что одного евро, опущенного в церковную кружку, для этого достаточно? Нет, нужно, чтобы поучаствовала и твоя душа. Нужно потрудиться над собой – покопаться в себе, порыться. Это делается с помощью аскезы – когда в душевной броне пробивается путь Богу, чтобы Он вошел и поселился в тебе.

Сердце замирает, когда слушаешь про такое

О старце Паисии рассказывают, что он всю ночь стоял на молитве – и когда был ребенком, и на Синае, и на Афоне, и в Конице, везде. Что же он делал, чтобы не заснуть? Совершенно противоположное тому, что сделал я несколько дней назад, когда устал. Я тогда взял таз с водой, нагрел ее, добавил соли из Мертвого моря и поставил туда ноги на полчаса, чтобы дать им отдых. А старец Паисий делал ровно наоборот: наливал в таз холодной воды, чтобы ноги не расслаблялись и не хотелось спать. И стоял всю ночь, молясь Господу, Которого любил.

Старец не делал никаких упражнений йоги, не входил в контакт с какими-то неведомыми силами Вселенной, не стремился достичь чего-то – он поступал так во имя Отца, Сына и Святого Духа. Мы обращаемся к Богу-Личности, у Которого есть имя. Этого Бога и любил старец Паисий. И так как у него с Богом была живая связь и Христос наполнил всю его жизнь, изменив его совершенно, он готов был отдать Ему себя целиком, жертвуя своей плотью в пламени любви к Нему. И когда он брал в руки четки, по его молитвам происходили чудеса. И когда воздевал руки, говоря: «Господи, поспеши, помоги тому-то и тому-то», – Бог слышал его, потому что и он слушал Бога. У старца Паисия с Господом были серьезные отношения, и Бог отвечал ему даром чудотворения.

Когда старец жил в Эсфигмене, то спал всего по полчаса и на полу. Господи, да разве это сон? И зачем спать на полу, когда есть хорошая кровать, мягкая постель? А старец хотел таким образом достичь небес, с пола он дотягивался до Самого Господа. Кому ведомы все тайны?

Я рассказываю вам о старце Паисии не для того, чтобы вы принялись во всем подражать ему, а чтобы поняли, какие люди жили в этом мире, насколько серьезно они относились к Богу, как любили Его.

Господь давал им такой стимул, что они были готовы на самые невероятные духовные подвиги! Сердце замирает, когда слушаешь про такое. А им это всё было в радость, они наслаждались подвигом, как акробаты под куполом цирка.

Ты смотришь и думаешь: «Ничего себе, как ему это удается!» А человек наслаждается. Так и святые с помощью аскезы приближаются к Богу.

А еще у старца Паисия был период, когда перед тем, как причаститься, он не ел и не пил тридцать три часа. Это как юноша, смотря в глаза любимой девушке, готов исполнить любое ее желание. Или как за праздничным столом, когда замечаешь, что твой сосед глаз не сводит с последнего кусочка пирога, – и ты берешь и даешь ему этот кусок, а он благодарит и недоумевает, как ты догадался о его желании. А ты в ответ: «Да просто я давно наблюдаю за тобой».

 (продолжение следует)

Архимандрит Андрей (Конанос)

 

Преподобный Алипий Столпник

Преподобный Алипий столпник родился в городе Адрианополе в Пафлагонии. Мать его, христианка, рано овдовев, отдала сына в послушание и на обучение епископу Феодору, а сама, раздав имение нищим, стала подвизаться при церкви и была удостоена звания диаконисы.

С юных лет святой Алипий желал посвятить свою жизнь Богу и стремился к уединенной жизни, однако епископ Феодор не отпускал его от себя. Однажды, когда преподобный Алипий сопровождал своего Владыку в Константинополь, ему было видение святой мученицы Евфимии, призывавшей преподобного Алипия вернуться в Адрианополь и основать церковь ее имени. На средства, пожертвованные верующими Адрианополя, святой Алипий построил церковь во имя святой мученицы Евфимии на месте заброшенного языческого кладбища, осаждаемого легионами бесов. Рядом с храмом, под открытым небом, на верху языческого надгробия святой соорудил себе столп. Пятьдесят три года преподобный Алипий подвизался на столпе, молясь Богу и поучая многих, приходивших к нему. Бесы, наполнявшие языческое кладбище, нападали по ночам на подвижника, побивая его камнями. Святой Алипий, ни во что ставя усилия духов тьмы, разобрал даже тот легкий навес над столпом, который закрывал его от дождя и ветра. Побежденные стойкостью святого, бесы навсегда покинули это место, освященное подвигом добровольного мученичества. Лишь за 14 лет до смерти святой Алипий не смог больше стоять и вынужден был из-за болезни ног лежать на боку, перенося тяжкие страдания со смиренным благодарением. Около столпа преподобного постепенно возникли два монастыря: по одну сторону — мужской, по другую — женский. Преподобный Алипий ввел для обоих монастырей строгие уставы и до своей кончины управлял обителями. Скончался преподобный в 640 году, в возрасте 118 лет. Тело почившего столпника было погребено в основанной им церкви в честь святой мученицы Евфимии. Святые мощи угодника Божия исцеляли многих приходивших к ним с верой.

Православный календарь