Проповедь на Евангельское чтение

Христос и богатый юноша.
Ф. Чумаков. 1866 г.

О богатом юноше (Лк. 18:18-27)

И спросил Его некто из начальствующих: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?

Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? никто не благ, как только один Бог; знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою.

Он же сказал: все это сохранил я от юности моей.

Услышав это, Иисус сказал ему: еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною.

Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат.

Иисус, видя, что он опечалился, сказал: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!

ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие.

Слышавшие сие сказали: кто же может спастись?

Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу.

Сегодняшнее Евангелие за Божественной литургией, Евангелие от Матфея девятнадцатая глава, с шестнадцатого стиха и ниже. Здесь мы находим следующее повествование: «И вот, некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» В этом вопросе богатого юноши мы видим две ошибки: он обращается к Иисусу Христу как к человеку, называя Его Учителем, то есть равви по-еврейски, и в то же время называет Его благим. А, как известно, абсолютно благ — это только Господь Бог. С другой стороны, он задает неправильный вопрос, в котором содержится ошибка всей ветхозаветной церкви: «что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» Сама постановка вопроса крайне неверная.

А действительно, что может сделать человек, чтобы наследовать жизнь вечную? Ничего. Если все сто лет нашей жизни мы будем творить только Богоугодные дела, мы можем заслужить сто лет в раю, не больше, не меньше. Справедливо: сто лет жил праведно — за это сто лет в раю. А тут же речь идёт о вечности: «что мне сделать доброго, чтобы наследовать жизнь вечную?» Добротолюбие начинается с того, что там говорится, что невозможно путем временной жизни приобрести жизнь вечную. Невозможно с помощью жизни на земле приобрести жизнь на небесах. Ценою тленной жизни приобрести жизнь нетленную. Это просто несоизмеримые вещи. То, что мы можем сделать — и вечная блаженная жизнь. Просто-напросто несоизмеримые вещи.

Что же Господь ответит этому человеку? Господь говорит ему: «что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог». Здесь Христос как бы говорит: ты назвал меня благим, назови и Господом, почему ты говоришь: «Учитель благий»?

Далее, отвечая на вторую часть вопроса, Христос говорит: «Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди». Этими словами Христос как бы говорит: «с твоей стороны требуется послушание Моему закону, а спасение всецело в Моей власти». Как апостолы спрашивали Иисуса Христа: «кто может спастись?» Христос им ответил: «человекам это невозможно». Но тут же добавил: «но не Богу, ибо Богу всё возможно». То есть, мы исполняем закон Божий не потому, что через это мы можем заслужить жизнь вечную, ибо ценой временной жизни нельзя заслужить жизнь вечную, но этим самым мы проявляем любовь по отношению к Богу.

«Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди». Юноша говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя. Юноша говорит Ему: всё это сохранил я от юности моей: чего ещё недостает мне? Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мной. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение. Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие. Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно».

Вот здесь мы видим диалог между Христом и этим богатым юношей, между Христом и Его учениками. В понимании иудеев богатый — это благочестивый человек. И, когда они узнали из диалога Христа с богатым юношей, что для этого юноши совершенство недоступно, то они озадачили себя вопросом: «так кто же может спастись, если не богатый?» И тогда они спрашивают Христа: «кто же может спастись, если богатый не может спастись?» Христос говорит: «человекам это невозможно».

Таким образом Христос научает нас, что там, где мы можем исполнять Закон Божий, мы должны его исполнять. Но спасение всецело проистекает только от Бога. Иными словами, своим стремлением исполнить Закон, мы проявляем любовь к Богу и покоряемся Его Божественной воле, но только во власти Создателя обеспечить нам спасение или отвергнуть нас от спасения. Православным христианином можно считать только такого человека, который осознает своё несовершенство и не похваляется так, как похвалялся этот юноша словами: «я всё от юности исполнил».

Был другой юноша, по имени Савл, которому тоже казалось, что всё исполнил в Законе Бога. Но, когда Савл стал христианином с именем Павел, позже он записал сам о себе: «я, по закону непорочный, ища оправдание во Христе, оказался грешником». Почему Павел так записал? Он мог не убивать, но он, как мы знаем из книги Деяния Апостолов, одобрял побиение камнями архидиакона Стефана. Он мог не прелюбодействовать, но он мог смотреть с вожделением. Он мог не воровать, но он мог завидовать. И, хотя с точки зрения иудейской нравственности и морали он не убийца, он не прелюбодей, он не вор, но во свете Евангельского учения, всякий, кто гневается на брата своего напрасно, уже человекоубийца, всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействует с нею в сердце своём. Таким образом, во свете Евангельского Откровения, вся вселенная становится виновной перед Богом. И вот это осознание своей вины, которую мы не можем никак компенсировать, подталкивает человека в объятие прощающей благодати в струях крови Сына Божия.

И апостол Павел, и другие апостолы понимали, что Закон Божий — это зеркало, которое показывает нам наше реальное состояние. И тот юноша, который говорил, что он всё исполнил, это была его фантазия, некая такая галлюцинация, гордая и надменная: внешне он как бы исполнил, а внутренне он мало чем отличался от остальных людей. Таким образом, как я часто говорю, все мы хорошо законспирированные грешники, но в глазах Бога мы абсолютно прозрачны. И, когда мы с некой своей претензией приходим к Богу и говорим: «мы всё исполнили», нам надо вспомнить слова апостола Павла, который сказал: «я, по закону непорочный, ища оправдание во Христе оказался грешником». Путь к Богу начинается с осознания своей греховности, и не приходит к Богу тот, кто не считает себя грешником. И Господь наш Иисус Христос, как сказано в Послании к Римлянам, умер за нечестивых. И, далее сказано: едва ли кто умрёт за праведника. А зачем умирать за праведника? Зачем? Это не нужно, это бессмысленно. Поэтому Христос и говорил: «Я пришел спасать не праведных, а грешных».

Трагедия этого юноши заключалась в том, что он не видел своего реального состояния. Ему казалось, он неплохой человек, но, когда Христос задал ему вопрос: «а готов ли ты, неплохой человек, готов ли ты, хороший человек, раздать всё, что имеешь и идти за мной?» И вот здесь, на поверку, оказалось, что он не способен избавится от той зависимости материальных благ, которые тяготели над ним. А он — молодой человек, только в начале жизненного пути, и уже раб вещей, раб греховных вожделений.

Таким образом, братья и сестры, сегодняшнее Евангельское чтение о богатом юноше научает нас не быть слишком самоуверенными, проявлять критичность по отношению к себе и не иметь двоедушие, которое имел этот юноша, который хитрил, называя Господа то учителем, то благим, то Богом, то человеком, не решаясь открыто засвидетельствовать о Христе, что он истинно Господь и Жизнь вечная. Пусть этот нравственный урок вдохновит нас не быть поспешными по отношению к собственной самоуверенности, всегда ставить под сомнение свою, так называемую, праведность и всецело уповать на спасение, которое подаётся нам в струях крови Сына Божия. Как блаженный Иероним учил: «мы становимся праведными тогда, когда исповедуем, что мы грешники, и когда дело своего спасения всецело возлагаем не на свои дела или поступки, но только на милосердие Божие».

Спаси вас Христос!

Протоиерей Олег Стеняев

 

Стоит Церкви сказать что-либо о воздержании, ты тут же заявляешь: «Не хочу!»

Суть жертвы Богу – не в лежании на полу

Когда любишь, то можешь придумать самое невероятное ради любимого человека. Люби Христа, и Он дарует тебе великое просветление. Не нужно для этого поститься по тридцать три часа, достаточно пару часов воздержаться от курения. Или пару дней не грешить так, как ты привык грешить. Разумеется, всё это нужно делать только с благословения духовника, в духе послушания Церкви. Духовник должен знать, что ты делаешь, а не как было у меня с одним человеком, когда он неожиданно заявил, что спит на голом полу. Конечно, я сразу же спросил, кто благословил его на такой «подвиг»… Так что иногда мы начинаем подвизаться из эгоизма, поступая по своему усмотрению, как нам хочется и нравится. А единственно надежный здесь путь – чтобы духовник знал, что мы делаем. Тогда подвиг будет для Бога, «жертва Богу дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит».

Суть жертвы Богу – не в лежании на полу и не в тазу холодной воды, а в сокрушенном сердце. Но сердце не может стать сокрушенным само по себе. Нужен внешний стимул в виде подвига.

Почему мытарь бил себя в грудь? Когда мы причиняем себе боль, сокрушается и наше сердце. Телесные ощущения очень влияют на духовное состояние человека. Тело и душа всегда вместе. И наша борьба, направленная на победу над страстями, осуществляется через тело, то есть через аскезу.

Помню, один паренек-второкурсник, придя вечером на исповедь, сказал мне, что накануне, в пятницу, он с кем-то поругался, где-то расслабился, чем-то увлекся, и вот с того времени решил ничего не есть и не пить до самого причастия. Я спросил его, серьезно ли он говорит. «Да, – ответил юноша. – Можно мне причащаться?» – «Конечно!» – сказал я. Молодой человек решил поститься не потому, что я велел ему так сделать, а потому что его душа по-настоящему ощущала связь с Богом – не на словах. Когда любишь, то показываешь свою любовь. Господи, что принести Тебе, кроме моей свободной воли? Ведь всё остальное – «Твоя от Твоих, Тебе приносяще». Что я могу дать Тебе? Ведь всё и так – Твое.  Денег? Они Твои. Цветок? И он – Твой. Всё принадлежит Тебе, кроме моей воли. И так как она – полностью моя, ее я Тебе и отдам! Это будет моим приношением, моей жертвой для Тебя. Я дарю Тебе свою благодарность, жертвую Тебе удовольствие от сытного обеда, – вот что я приношу Тебе. Дух Святой вдохновляет на это и ребенка, и подвижника-старца – на жертву, пост и труд.

Когда какой-то человек тяжело заболевал или терпел серьезное искушение, старец Паисий совершал такой подвиг: три дня ничего не ел и только молился. Три дня во рту у него не было ни крошки, и он делал так не для всеобщего восхищения, а для другого человека, нуждающегося в помощи. И старец мог сказать Богу: «Господи, я делаю это для него! Он так болен!» Или у него ребенок в реанимации, или еще что-то…

Для того, чтобы совершать подвиг, необходимо обладать твердостью и вместе с тем – смирением, человеколюбием. Как пряник: твердый, но при этом сладкий и вкусный. Расслабленным, бессильным здесь быть нельзя: для борьбы с собой нужна твердость. Но твердость именно по отношению к себе, не к другим. Другим – только любовь, снисхождение, человеколюбие и благость. И Господь благословляет тебя, ты начинаешь чувствовать в себе Христа.

Когда старец Паисий молился в храме, он никогда не присаживался на стасидию, а всегда стоял на ногах. Это тоже была его жертва Богу.

(продолжение следует)

Архимандрит Андрей (Конанос)

 

Святая Великомученица Варвара

Святая великомученица Варвара родилась в г. Илиополе (нынешней Сирии) при императоре Максимине (305-311 гг.) в знатной языческой семье. Отец Варвары Диоскор, рано лишившись своей супруги, был страстно привязан к своей единственной дочери. Чтобы уберечь красивую девушку от посторонних взоров и вместе с тем лишить ее общения с христианами, он построил для дочери специальный замок, откуда она выходила только с разрешения отца. Созерцая с высоты башни красоту Божиего мира. Варвара часто испытывала желание узнать его истинного Творца. Когда приставленные к ней воспитательницы говорили, что мир создан богами, которых почитает ее отец, то она мысленно говорила: «Боги, которых почитает мой отец, сделаны руками человеческими. Как эти боги могли создать такое пресветлое небо и такую красоту земную? Един должен быть такой Бог, Которого создала не рука человеческая, но Сам Он, имеющий собственное бытие». Так святая Варвара училась от творений видимого мира познавать Творца, и на ней сбывались слова пророка «Поучихся во всех делех твоих, в творении руку твоею поучахся» (Пс. 142:5)

Со временем к Диоскору все чаще стали приходить богатые и знатные женихи, прося руки его дочери. Отец, давно мечтавший о замужестве Варвары, решил завести с ней разговор о браке, но, к своему огорчению, услышал от нее решительный отказ исполнить его волю. Диоскор решил, что со временем настроение дочери изменится и у нее появится склонность к замужеству. Для этого он разрешил ей выходить из башни, надеясь, что в общении с подругами она увидит другое отношение к замужеству.

Однажды, когда Диоскор находился в длительном путешествии, Варвара познакомилась с местными христианками, которые рассказали ей о Триедином Боге, о неизреченном Божестве Иисуса Христа, о Его воплощении от Пречистой Девы и о Его вольном страдании и Воскресении. Случилось так, что в то время в Илиополе проездом из Александрии находился священник, принявший вид купца. Узнав о нем, Варвара пригласила пресвитера к себе и просила совершить над ней Таинство Крещения. Священник изложил ей основы святой веры и затем крестил во имя Отца и Сына и Святого Духа. Просвещенная благодатью Крещения, Варвара еще с большей любовью обратилась к Богу. Она обещала посвятить Ему всю свою жизнь.

За время отсутствия Диоскора при его доме велось строительство каменной башни, где рабочие по приказанию хозяина намеревались соорудить два окна с южной стороны. Но Варвара, зайдя однажды посмотреть строительство, упросила их сделать третье окно — во образ Троичного Света (икос 3). Когда же вернулся отец, то он потребовал у дочери отчета о сделанном, «Три лучше чем два, — говорила Варвара, — ибо у неприступного, неизреченного Света, Троичного, Три Окна (Ипостаси или Лица)». Услышав от Варвары христианские веро-учительные наставления, Диоскор пришел в ярость. Он бросился на нее с обнаженным мечом, но Варвара успела выбежать из дома . Она укрылась в горной расселине, которая чудным образом расступилась перед ней.

К вечеру Диоскор по указанию одного пастуха все же нашел Варвару и с побоями притащил мученицу в дом. Наутро он отвел Варвару к городскому правителю и сказал: «Я отрекаюсь от нее, потому что она отвергает богов моих, и если не обратится к ним снова, то не будет мне дочерью. Мучай ее, державный правитель, как будет угодно твоей воле». Долго уговаривал градоначальник Варвару не отступать от древних отеческих законов и не противиться воле отца. Но святая мудрою речью обличала заблуждения идолопоклонников и исповедала Иисуса Христа Богом. Тогда ее начали сильно бить воловьими жилами, и после этого растирать глубокие раны жесткой власяницей.

В конце дня Варвару отвели в темницу. Ночью, когда ее ум был занят молитвой, ей явился Господь и сказал: «Дерзай, невеста Моя, и не бойся, ибо Я с тобою. Я взираю на подвиг твой и облегчаю твои болезни. Претерпи до конца, чтобы вскоре насладиться вечными благами в Царстве Моем». На следующий день все были удивлены, увидев Варвару, — на ее теле не осталось никаких следов недавних истязаний. Видя такое чудо, одна христианка, по имени Иулиания, открыто исповедала свою веру и объявила желание пострадать за Христа. Обеих мучениц начали водить обнаженными по городу, а затем повесили на дереве и долго пытали. Их тела терзали крючьями, жгли свечами, били по голове молотком. От таких пыток невозможно было остаться человеку живым, если бы мучениц не укрепляла сила Божия. Оставаясь верными Христу, по приказанию правителя, мученицы были обезглавлены. Святую Варвару казнил сам Диоскор. Но безжалостного отца вскоре поразила молния, превратив его тело в пепел.