Священномученик Серафим (Чичагов) — память 11 декабря

11 декабря 1937 года на Бутовском полигоне по обвинению в «контрреволюционной монархической агитации», которое сфабриковала тройка УНКВД, был расстрелян один из самых ярких, смелых деятелей Русской Православной Церкви – митрополит Серафим (Чичагов).

Владыка Серафим (в миру Леонид Михайлович Чичагов) родился в 1856 году в дворянской семье. Он получил первоклассное по тем временам образование: Санкт-Петербургская классическая гимназия, Пажеский корпус, Михайловская артиллерийская академия. В 1875 году в чине подпоручика Чичагов поступает в 7-ю конно-артиллерийскую бригаду. Через два года он – участник русско-турецкой войны…

О подвиге, таланте и страданиях этого пастыря мы беседуем с руководителем крупнейшего центра изучения истории новомучеников и исповедников Русской Церкви НИО НИПЦ ПСТГУ, ректором Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиереем Владимиром Воробьевым.

– Отец Владимир, какое наследие после себя оставил святитель Серафим (Чичагов)? О чем мы должны знать, когда вспоминаем этого пастыря?

– Его большая заслуга в том, что он исследовал и написал летопись Дивеевской обители. И тем самым практически подготовил канонизацию преподобного Серафима Саровского. Как часто говорится в житиях святых: тех, кто прославляет святого, и святой потом тоже прославляет. Так и случилось с офицером Чичаговым: он получил имя Серафим в постриге, а позднее был прославлен как священномученик.

В 1878 году по возвращении с театра военных действий Леонид Чичагов встретился с любимым пастырем царской России – протоиереем Иоанном Кронштадтским. С тех пор для молодого офицера священник из Кронштадта – непререкаемый авторитет. С отцом Иоанном он советуется по духовным вопросам. От него и получает благословение стать священнослужителем. «Тверские епархиальные ведомости» позднее об этом сухо скажут: «Отец Иоанн Кронштадтский, у которого он проходил искус послушания, благословил его быть священником» (1914. № 15. 14 апреля).

– Отец Владимир, получается, что те, кто выносил смертный приговор владыке, не посчитались с его заслугами, с тем, что он воевал за Россию, награжден орденами?

– Он жил в очень трудное время. Современный человек даже не может представить себе, что выпало на долю того поколения. Были очень страшные испытания и муки. Их нужно было терпеть. Нужно было находить правильный путь церковной жизни в то время. Митрополит Серафим был на разных кафедрах: Орловской, Кишиневской, Тверской, Варшавской, а с 1928 года – на Ленинградской, но был с этой кафедры смещен в 1933 году. С 1922 по 1928 годы несколько раз арестовывался и отправлялся в ссылку. Но и когда владыка был уже совсем старым человеком и жил в Подмосковье, в Удельной, его не оставили в покое. Больного старика арестовали, подвергли унижениям и пыткам.

– Известно, как митрополит Серафим (Чичагов) переносил эти пытки и страдания?

– Известно, что он был расстрелян на Бутовском полигоне. Известно, что его, больного, вытащили из его кельи. И сохранившаяся фотография, сделанная перед расстрелом, очень выразительно показывает, до чего довели его. Он в ужасном виде предстает на этом фото. И это человек, имевший офицерскую выправку!

Здесь необходимо уточнить, что во время русско-турецкой войны Леонид Чичагов получил три ордена: святой Анны IV степени с надписью «За храбрость», святого Станислава III степени с мечами и бантом и святой Анны III степени с мечами и бантом (за сражение под Филиппополем). Еще он получил саблю с дарственной надписью от императора (за осаду и взятие Плевны). И это далеко не все награды. Поэтому неудивительно, что отец Владимир Воробьев упоминает про выправку владыки Серафима (Чичагова). Он был не просто человеком служивым, он был отличившимся героем.

– Он был очень представительным, красивым человеком. А на этой последней фотографии перед нами предстает измученный старик с всклокоченной бородой. Как будто его только что били. Мы не знаем точно, били его или не били. Но он был в таком преклонном возрасте, что сам арест и заключение были для него огромным страданием. Трудно представить, как это все можно было вообще выдержать.

Действительно, мы не знаем, каким унижениям и пыткам он подвергся. Но мы точно знаем, что 30 ноября 1937 года тяжело больного почти 82-х летнего владыку Серафима вынесли на носилках прямо из дома. Машина для арестантов, имевшая вид «Скорой помощи», привезла пожилого человека в Таганскую тюрьму. Ему оставалось жить считанные дни…

– Он был ведь очень разносторонним человеком?

– Да, это был очень талантливый человек. Его перу принадлежало множество самых разных сочинений. В частности, он занимался медициной и оставил весьма значимые работы в этой области. И еще мы знаем, что он написал образ Спасителя в хитоне. Этот образ находится в храме Илии Пророка Обыденного. Владыка Серафим очень много всего успел сделать за свою жизнь.

Его прославлению очень способствовала его племянница. Она тоже приняла монашеский постриг с именем Серафима. И стала первой игуменией возрожденного Новодевичьего монастыря. Много потрудилась и над жизнеописанием владыки Серафима.

Примечательно, что в московском храме Илии Пророка сохранился и еще один образ, написанный будущим новомучеником – священником Леонидом Чичаговым – в 1890-е годы. Это «икона преподобного Серафима Саровского, молящегося на камне». Преподобный, в лаптях и белом балахоне, с непокрытой головой, с медным наперсным крестом на груди сугубо молится на большом плоском камне в ночном лесу.

Известно, что будущий святой владыка посещал Дивеево. Здесь он встретился с монахиней Пелагеей. И услышал ее слова: «Вот хорошо, что ты пришел, я тебя давно поджидаю: преподобный Серафим велел тебе передать, чтобы ты доложил Государю, что наступило время открытия его мощей, прославления». Позднее, действительно, он получил аудиенцию у императора Николая II, передал ему свою книгу. Этот эпизод значительно ускорил процесс канонизации Серафима Саровского.

– Отец Владимир, вы сказали, что священномученик Серафим занимался медициной. Что вам известно о его советах по поводу правильного питания?

– Мне неизвестны его какие-то конкретные рекомендации о том, как правильно питаться в пост. Но поучительно – и не только в пост – читать проповеди и наставления таких духовных людей, каким был владыка Серафим.

– Какую роль в истории Русской Церкви сыграл владыка Серафим?

– В то время наша Церковь явила миру сонм великих подвижников, великих мучеников и исповедников, которые своими страданиями и отстояли веру нашу. Тогда были разговоры, что Русь деградирует: и вера потеряна, и государство распалось. Очень уничижительно говорилось о России XIX века. А на самом деле в минуты трудные вырастали гиганты духа. Появился такой величайший сонм святых, которые в ответ на зло, насилие, гонение, ложь, неверие показали горячую пламенную веру и силу духа, любовь к Богу и ближним.

– Мощи священномученика Серафима так и не обретены?

– В Бутово расстреливали на краю рвов. Привозили людей сотнями. И эти рвы были наполнены доверху телами убитых людей. Сейчас все эти кости перемешаны. Очень трудно опознать кого-то конкретно. Можно сказать, что весь полигон в Бутово – одна огромная братская могила.

– Какой пример священномученик Серафим (Чичагов) являет для нас сегодня?

– Пример веры, стойкости и стояния за Православие до смерти.

 

Слово о покаянии

Какая теперь радость на небе! Отец Небесный со святыми Ангелами радуется о кающихся грешниках! Иисус Христос сказал, что бывает радость у Ангелов Божиих и об едином грешнике кающемся (Лк. 15:10).

Все вы как дети Отца Небесного пришли в дом Божий и Отчий, чтобы испросить себе прощение. Если вы плачете, вам страшно, больно и стыдно, тем лучше, ибо радость у Ангелов Божиих полнее и совершеннее. Если вы смущены холодностию сердца вашего, неимением духа покаяния, недостатком слез или неуверенностию, что ваше сокрушение и покаяние истинное и будет спасительное, то не отчаивайтесь, будьте только искренними детьми своего Отца Небесного. Смущение есть уже недовольство собой, а детская робость — признак смирения.

Спасительно то, что вы себя сознаете и чувствуете детьми Божиими, но не мечтайте при таком чувстве быстро вырасти духовно, ибо вам неизбежно пройти еще юношество, чтобы войти в зрелый, духовный возраст. В духовной жизни требуется постепенный рост, как и во всякой другой жизни, но еще более осторожный, ибо сила духовная возрастает только соразмерно собственным трудам и зависит от укрепления добродетелями и развития чистоты в сердце. Чем чище сердце, свободнее от страстей, тем оно ближе к Богу, тем благодатнее и дерзновеннее в мольбах и прошениях ко Господу. Если же вы будете продолжать работать на духовном пути, без само-жаления, то сокрушение и дерзновение сами явятся в вас.

Что требуется от приступающего к таинству покаяния? Требуется главным образом твердое намерение впредь исправить свою жизнь. Такое намерение может явиться только тогда, когда человек ясно сознает весь ужас своих грехов. Поэтому свт. Василий Великий и говорит, «что не тот исповедует грех свой, кто сказал-, я согрешил — и потом остается во грехе, но тот, кто, по слову псалма, обрел грех свой и возненавидел!» Следовательно, для покаяния нужно обрести или сознать свой грех и его возненавидеть! Но кто возненавидел грех, тому нетрудно сказать искренно своему любящему Отцу: прости, не буду! Какие же дети затруднятся произнести эти два слова, а они быстро пройдут небеса и явятся ходатаем у Престола Божия!

Кто предстоит Отцу Небесному с детскою робостью, тот должен сознавать, что ему не утвердиться своей силою в намерении исправить свою жизнь. Некоторые люди думают, что от нас самих зависит жить праведно и не совершать беззаконие, так как человеку даны и воля и свобода; грех же не отымает свободы. Но так размышляют только те, которые не принимались еще за духовную жизнь, не испытали скорбен и болезней и не чувствовали на себе силу покаяния. Влечение к страстям до такой степени извращает человеческую волю, что люди часто не могут отказаться от греха. Хотя грех не отымает свободы, но он делает из человека слабого ребенка, своего раба, и для него невозможно без чужой помощи не только восстать, но и помыслить об ис­правлении.

Те же люди, которые чувствуют свое бессилие, начинают понимать истину Святого Евангелия, и им ясно представляется, что человек своей силой ничего не может достигнуть, а только одному Богу все возможно. И намерение исправиться заставляет их неотступно просить силы и помощи у Христа Спасителя и Его Пречистой Матери. Какое дитя убоится взывать о помощи и спасении, когда находится в опасности, и каким родителям было бы трудно кинуться на родной и дорогой зов?!

Покаянию мешает еще иногда сознание, что вслед за прощением неизбежно новое падение. Но Господь допускает падения только тех людей, которых труд был недостаточен и они прибегали к Его помощи с маловерием и без упования. Кто еще несовершенно познал свою немощь, тот непременно совершит падения, ибо надеется еще на себя, свой ум, свои силы.

Но если вы сознаете себя детьми в духовной жизни, то боязнь упасть и согрешить снова не должна смущать вас. Это неизбежно. Кто же опытен, возрос духовно, тот хорошо понимает, что от падения зависит преуспеяние, восстание и, наконец, совершенное освобождение от страсти. О, безумие! У многих сила покаяния уничтожается чувством страха и стыда пред духовным отцом. Это последнее средство борьбы врага спасения. Кто же не знает, что непризнание греха пред духовным отцом ведет к неизбежному признанию его пред всем миром на Страшном Суде! Кто может сомневаться, что за собственное присуждение себя к малому наказанию, уязвлению самолюбия мы немедленно получаем оправдание и свободу! Этот безумный страх пред духовным отцом является лишь у тех, кто плохо приготовился к исповеди. Но верьте, возлюбленные, что пребывшие в посте, в уединении, в бдениях и молитвах, без чего нельзя приобрести сокрушение и покаяние, готовы всегда объявить свои, оплаканные и возненавиденные грехи, не только пред духовником, но и пред целым светом!

Пред смиренным и немощным человеком восстает образ Спасителя, единой Надежды, единой Истины, единой Любви, и тогда он говорит: «Ты Сам, Отче, знаешь и видишь, что я бессильный и немощный, ненавижу свои страсти, свои грехи, что искренно хочу победить себя, что я плачу и все-таки оскорбляю Тебя своею нечистотою, неисправимостью! Сколько раз я решался не повторять греха ради Тебя, Твоей любви, Твоего неизреченного милосердия ко мне! Сколько раз я временно удерживался и затем как бы еще с большею силою и страстию совершал падения. Все мои слезы, просьбы, страхи за будущую жизнь, боязнь наказания и болезней — все было напрасно, грех победил меня! Не остави же мя, Твое создание, Твое дитя! Ты в одно мгновение можешь меня сделать сильным, любящим и праведным!»

О, если бы мы все молились так, со слезами и искренним покаянием, то велика была бы радость святых Ангелов на небеси! Аминь.

Священномученик Серафим (Чичагов)